Weddingflora.ru

Женские штучки
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Отзывы о творчестве Чак Паланик — мнения читателей

Отзывы на книги автора Чак Паланик

Любима книга у Паланика! Может потому что первая! А может потому что такого шока я не до этого давно не испытывала!

Всегда считала, что настоящее искусство должно наносить маленькую душевную травму. И в процессе залечивания этой ранки, поиска внутренних сил для восстановления и жизни дальше, мы глубже изучаем и понимаем себя, исследуем свою душу. Перерождаемся. И никогда уже не становимся прежними.

Эта книга нанесла мне эту ранку! Однозначно! И я до сих пор ее затягиваю! И душа у меня каждый раз вздрагивает, как в ожидании удара, при мысли об «Уцелевшем». Потому что в этой книге все, чего она боится — пустота, пустые люди, люди без душ.

Читайте! Только осторожно.

Ты там, Чак? Это я, твой читатель. Вчера я прочитал твой очередной роман и понял, что люди, решившие, что ты исписался, ошибаются в своих выводах. Такого удовольствия от чтения я не получал со времен «Призраков». Да, я обычный среднестатистический житель этой планеты с весьма ограниченными способностями и отсутствием каких-либо талантов, но я не олигофрен и понимаю, что ты хотел сказать своим романом.

Чак, ты говоришь, что единственная причина отчего земля нам кажется адом, потому что мы надеемся найти тут рай. Возможно ты посчитаешь меня твоим безмозглым фанатом, во всем с тобой соглашающимся и очарованно заглядывающим тебе в рот, ожидая услышать очередное просветляющее изречение, но у меня тоже есть мнение на этот счет, хотя во многом ты прав. Единственное отчего земля нам кажется адом это потому, что мы давно ее превратили в ад. Ведь ты, описывая в романе устройство и сущность преисподней, показываешь нам реальный облик жизни на Земле. В твоем аду есть озера дерьма, пруды рвоты, но и у нас на Земле есть такие водоемы, в которых плавает не только дерьмо, но и всевозможные промышленные отходы, мусор и продукты нефтепереработки. В твоем царстве теней проклятые души работают в сфере телемаркетинга либо снимаются в видеороликах для порносайтов, но и у нас есть работники «Макдональса»и риэлторы, рекламные агенты и курьеры, порноиндустрия и эскорт-агенства. В твоем чистилище есть страждущие души, мечущиеся в исступлении от того, что смерть забрала у них все блага, которыми они когда-то владели, и не желающие с этим смириться, а потому запирающие сами себя в клетках и предающиеся самоуничижению, но и у нас есть индивиды, живущие в постоянном беспросветном страхе потерять то, что у них есть и добровольно загоняющие себя в рамки повседневной рутины и однообразия. Разве это не ад? Но ведь у нас еще есть оружие массового поражения, бюрократия, коррупция, пробки на дорогах, расизм, много обещающие и мало выполняющие правители. Совсем как сатана, правда?

Чак, возможно я преувеличиваю и нахожусь под воздействием мрачной атмосферы твоего романа, но, хоть мы этого и не осознаем, жизнь на земле кажется для многих адом, а страх перед смертью еще больше усугубляет наше состояние. Возможно нам стоит успокоиться и понять, что ад не так ужасен и что большинство из нас уже сдали вступительные экзамены на зачисление в это увлекательное заведение. Чак, ты говоришь, что когда мы все-таки умрем, даже бомжи и умственно отсталые вряд ли захотят поменяться с нами местами. Конечно, ведь в смерти и в том, что скрывается за ней, нет того привычного хода времени, а неизвестность пугает и леденит душу, заставляет рисовать в воображении мрачные картины. На самом деле мы даже не догадываемся, что нас ждет в послежизни, но там наверняка все будет по-другому.

Чак, я хочу сказать, что у тебя получился чертовски увлекательный роман. В нем узнаются все атрибуты, соответствующие твоему стилю — обилие фриков, мрачная атмосфера, цинизм, жесткое отношение к окружающей действительности и сюжет, повороты которого очень сложно предугадать. Мне понравился твой вариант ада. Очень атмосферненько знаешь ли. Я слышал, что ты работаешь над продолжением «Проклятых». Что ж с нетерпением жду, когда оно выйдет у нас в России. До встречи, Чак.

Эта книга — бред, безумие, о таком не пишут привычные нам классики или современные романисты. В этом и ценность произведений Паланика, позволяющих окунуться в другой мир: маргиналы, шизофреники, наркоманы, всевозможные -голики, -филы и просто потеряннянные люди, живущие тем, что нормальному человеку и в голову не придет. Автор открывает нам этих людей, заставляет заглянуть к ним в рот, постель и карман. Но за всей этой неприглядной братией всегда скрывается что-то ценное, смешное, обличающее. Ушудье — не только способ заработать денег, но и образ жизни, от которого не может, да и не хочет избавиться герой. Он как-будто находится в прострации, не припятствует своим гипертрофированным животным инстинктам — это способ его существования, не испытывает жалости к людям, в то же время делая их капельку счастливее, забирая себе часть чужих грехов. Да он их просто ненавидит, как автор мог назвать этого неудачника Иисусом? Вскоре он сам посмеялся над этой идеей, так и оставив открытым вопрос «зачем?». Не только это осталось мне непонятным, каждое погружение в его безумный мир я отстраняюсь от условностей и стереотипов, принимая все как есть.
Немного приелась религиозная тема, как обычно выставленная не в лучшем свете, но, впрочем, как же без нее, это тоже кусочек единого стеба над нами всеми.

— Покажи мне страсть, детка! — кричит фотограф.
Вспышка.
Покажи мне злобу!
Вспышка.
Покажи мне отрешенность, внутреннее опустошение экзистенциалиста.
Вспышка.
Покажи мне неистовую интеллектуальноть как способ выживания в этом мире.
Вспышка.

(с)
Для всех Чак Паланик — автор «Бойцовского клуба». Для меня Чак Паланик — автор «Невидимок». В них, написанных раньше, уже есть семена идеи самодеструкции, идеи протеста против бездумного потребления красоты в ассортименте. И, на мой взгляд, выросшие из них цветы в этой книге куда притягательней, чем в том же «Бойцовском клубе». От этих цветов веет сильным сладким запахом, за которым угадывается гниль.
Вся книга — это бесконечные квантовые скачки из мутноватого прошлого через разорванное в клочья настоящее в неопределенное будущее. Это езда из штата в штат, где каждый раз все повторяется заново — и все же никак нельзя остановиться, «потому что каждому из нас есть отчего убегать». Таблетки, воспоминания, откровения, снова таблетки. Здесь нет ничего нормального. Здесь нет ничего настоящего. Все совсем не так, как кажется — и каждый ищет свой способ с этим бороться. У некогда удачной фотомодели, у которой была потрясающая фальшивая жизнь, свои методы — типично паланиковские, от этого не менее цепляющие, и в последних главах все так же сбивается дыхание. Развязки редко когда не разочаровывают, но эту книгу можно любить хотя бы за то, что она исключение из правила. Это все одно большое исключение из правила.
И, честно говоря, мне уже совершенно неважно, насколько близка или далека идея, нов или стар сюжет. Важно то, как этот человек пишет: это слова вспышками в мозгу, и их нельзя забыть.

Читать еще:  Посоветуйте хороший детектив книгу

Очень много рецензий со словами: фууу, и как можно такое читать и говорить, что нравится, мерзко, противно, ужасно и т.д. Ах какие мы все белые и пушистые. Нас все в жизни устраивает, мы к людям только с добром и любовью, нас никогда ничего не злит и не доводит до белого каления, и никогда даже и мысли не было пойти против общественной мысли. Нет-нет, что вы, мы не такие. А мне кажется такие люди лукавят, потому как каждый человек имеет в себе животное начало, и иногда мы не можем совладеть с ним и справиться со своими звериными инстинктами. Вот главный герой и не сумел или не захотел. Я конечно не разделяю многих взглядов в книге, и не сторонница многого того, что там происходит, но я при этом не говорю фу, какая мерзость, потому что, это наша жизнь, скрытая, тайная, но от этого она не перестает быть реальной.
Ну а теперь о книге. На мой взгляд в ней не так уже и много чернухи. Посмотреть наше телевидение, например новости, так там убийство на убийстве и все изощренней и злобней. Куда там Паланику с его «БК». Конечно, есть в книге несколько моментов от которых становилось не по себе. Но что касается некоторых других, то я даже заметила одну особенность: Тайлер Дерден не из своей опущенности и злобности многое творил, у него были если можно так назвать, иногда даже «благородные» цели. Взять, например, хотя бы случай с духами – он не хотел сделать плохо конкретно этой женщине, он думал о бедных китах, которых пришлось убить, чтоб изготовить эти духи. А у женщины их было очень много. А зачем столько духов одному человеку, если при этом страдают невинные киты? И в чем то я даже поддерживаю его направленную злобу против потребительского общества. Посмотрите в кого мы превратились? О чем большинство из нас думает, о чем мечтает? Чтоб такого вкусного съесть, где прикупить бы очередную стопятисотую шмотку, а к ней машину, косметику, технику, и вообще чем бы еще порадовать свою драгоценную и ненаглядную душу? Я вот наверное такая же. И от этого грустно и возникает желание что то изменить, но конечно не так, как герои этого романа.

Для меня книга условно разделена на две части. Первую я читала со снисходительной улыбкой и без особенного увлечения. Полагаю, что будь я мужчиной, я бы иначе воспринимала ее, наверное, была бы в полнейшем восторге от всего написанного, записывала бы себе ценные идеи и делилась бы наилучшими с друзьями. Весь этот трэш мне был бы более близок. Но при этом, многое написанное не вызывало во мне тошнотворных позывов и отвращения. Да, моментами было неприятно читать, но не ново. Очень многое присутствует и в реальной жизни. История с официантами стара как мир и не секрет, что в некоторых заведениях питания так делают. Бррр конечно, но делают.
А что есть плохого в создании бойцовского клуба? Взять реальную жизнь. Многие смотрят бокс по телевизору, многие восхищаются известными боксерами, их любят, официальные бойцовские клубы есть по всему миру. И никто никогда не сказал – бокс это плохо. Если тебе он помогает избавиться от своих комплексов, стать сильнее и уверенней, почему бы и нет? Ты же никого не убиваешь, не унижаешь, не издеваешься, все с личного согласия партнера.
Идея создания бойцовского клуба в уме Тайлера созрела, когда его друг и наш безымянный герой, пожаловался ему: « Не хочу больше быть укомплектованным. Не хочу больше быть довольным. Не хочу больше быть самим совершенством. Тайлер, спаси меня от этого!» Но все же, главной идеей созданного клуба «было сделать из клерков и кассиров настоящих мужчин», потому как «очень многие приходят в бойцовский клуб, потому что боятся сразиться с чем-то в своей жизни. После нескольких схваток они перестают бояться». Чем не благородная цель? Помочь себе и еще сотне таких же бедолаг.
Со временем главному герою не приносит БК такое желанное освобождения и легкость, к нему возвращается его пресловутая бессонница. «Я больше не получаю от боя кайфа. Возможно, у меня выработалось привыкание. Возможно, мне теперь требуются более сильные возбудители. Именно в то утро Тайлер и придумал «Проект Разгром». О, фантазер и кладезь ценной информации. Сколько у него идей и планов. А организаторскому таланту его только можно позавидовать.
«Проект Разгром» спасет мир. Наступит ледниковый период для культуры. Искусственно вызванные темные века. «Проект Разгром» вынудит человечество погрузиться в спячку и ограничить свои аппетиты на время, необходимое Земле для восстановления ресурсов». Современные мир, по мнению Тайлера живет неправильно, слишком погряз в низменных материальных желаниях: «Реклама заставляет их приобретать тряпки и машины, которые им вовсе не нужны. Поколения за поколениями люди работают на ненавистных работах только для того, чтобы иметь возможность купить то, что им не нужно.
— На долю нашего поколения не досталось великой войны или великой
депрессии, поэтому мы должны сами объявить войну, и война эта будет
духовной. Мы начнем революцию, направленную против культуры. Наша великая
депрессия — это наше существование. Это депрессия духа.
— Мы должны научить людей свободе, поработив их, и показать им, что такое мужество, испугав их».

И опять же ничего личного, только благородные цели, правда немного искаженные в нашем общепринятом понимание. Не о себе думает Тайлер, а об обществе, о родной планете, хоть и в таком контр-культурном направлении.

Читать еще:  Лучшие книги кинга отзывы

Вторая условная часть романа вызвала совсем другие эмоции. Я уже мало внимания обращала на разные нелицеприятные и жесткие моменты. И впервые за все время чтения, начала сочувствовать главному герою, очень переживать за него. Хотелось, что бы он нашел выход из сложившийся ситуации. И он нашел. Наверное единственно правильный в этой ситуации.
Роман читается очень интересно и легко. Столько нового я для себя узнала — и как делать глушитель, и взрывчатку, и что первое мыло начали варить из героев, и какие травки можно давать чтобы оно вышло ароматней.
А еще мне понравились четкие фразы, ритм и напряженность, особенно во второй половине книги и конечно же непредсказуемость и интересность сюжета.

Рецензии на книгу « Призраки » Чак Паланик

Современная мифология Рая и Ада.

С Палаником до прочтения книги я была знакома лишь поверхностно, и выбор совершенно случайно пал на «призраков». Ожидая душераздирающего триллера о выживании, я получила нечто большее: это ужасающая антиутопия, заставляющая задать себе несколько непростых вопросов.

Как бы я поступил на месте персонажей?

Чем я отличаюсь от этих мерзких фриков?

Но начнем по порядку. В заброшенном особняке волей некоего мистера Уиттиера оказываются заперты несколько «творческих людей», рассказывающих друг другу страшные истории.

Каждый из них низок и мерзок; они напуганы, им нечего терять. Это в принципе первая книга, в которой не испытываешь симпатии ни к одному персонажу, нет каноничного антагониста; нет и злодеев. Просто звезда спектакля, Мистер Уиттиер, неожиданно уходит со сцены, оставив наших героев наедине со своими демонами. Рассказывая истории, они пытаются облегчить боль, оправдать себя, истощить историю и отбросить как навсегда забытое прожитое. В их богом забытом плену каждый из них прав.

Запертые на продолжительное время, они пытаются создать себе дьявола, которого можно будет обвинить в своих грехах; они будут истязать себя в попытках предстать перед обществом (и перед самими собой) святыми мучениками, невинными жертвами. Однако для этого им приходится истязать себя, а когда жажда крови на этом не исчерпывается, жертвы берутся друг за друга.

Читая книгу, действительно ужасаешься действительности. Ведь может, действительно война, голод, нищета — это то, чем люди закармливают свои пороки? И нам не нужен тот, кто умрет за наши грехи, нам нужен дьявол, в которого мы сможем бросить камень.

Открывая книгу, Я, как и многие, кто читал Паланика лишь поверхностно, ожидал совсем не такого. В прочем, как и от «Колыбельной» Я ждал напряжённого детектива, а не пародии на фэнтези, от «Призраков» Я ждал ужаса игры на выживание с поражающей воображение, непредсказуемой концовкой. Со вторым угадал, с первым нет. Получил Я вместо этого салат из всевозможных историй о жизни разной степени отвращения да монотонной сюжетной линией, в которой овер кол-во героев издевается над собой как только может. Начнём по порядку, книгу местами действительно тяжело читать, но не из-за того, что в ней написано, а как это написано. Если читая «Невидимок», Я восхищался простотой и скомканностью языка Чака, то тут всё ну слишком тривиально. Точки, порой, стоят посреди предложения, в прямой речи сливаются слова автора. Это не авторский стиль, это издевательство (ну или посредственный перевод). А теперь к посредственной сюжетной линии — киньте в меня ссаной тряпкой, если поверили в абсолютно спокойное себе отрезание пальцев, или в обморок, в котором даже не почувствуешь, как с тебя срезают мясо, в обычное дело — ковыряние ногтей ножом. А может вы поверили в то, что девочка одиннадцати лет способна забеременеть (нет) в бассейне (на будущее, если будут мысли заняться сексом, а контрацептивы при себе не имеется, смело лезьте под душ или в ванну с водой)? Герои, рассказав свою историю, умирают (в смысле, отбрасываются, как уже не нужные). Некоторые из историй никоим образом не раскрывают персонажа. В итоге мы имеем детский (в плане наивности) сюжет, много воды, хотя, будь эта книга такой, какой её мы себе представляли, это был бы уже не Чак и она не получила бы столько ажиотажа. Всё же, хоть Я и раскритиковал роман как мог, некоторые истории заставляли меня замирать в предвкушении (легендарные «кишки», «исход», «ящик с кошмарами», «потерянный ребёнок», «Кассандра», «горячие ключи»). Я бы не стал рекомендовать читать роман целиком, а только эти фрагменты, а там уже, если заинтересует. Также радует, что под конец романа имеется основная мысль всего этого цирка — мы любим страдать и сами себе выроем могмлу, даже если на это не будет оснований.

Отзыв на роман Чака Паланика «Призраки»

Книжный блогер Алена Шарай подготовила отзыв на роман современного писателя Чака Паланика – «Призраки» (18+).

Чак Паланик ужасен. Многим читателем он непонятен (стоит признаться, что и я, являясь поклонником его творчества, не всегда понимаю задумку автора и все ужасы, населяющие его книги). Кто читал, знает, что Паланик – не для всех. Это «шоковый писатель» с очень своеобразным стилем, который без труда можно распознать среди кучи беллетристического мусора. Необычные герои, диалоги, построенные Палаником, постоянные повторы и реализм (даже натурализм) – то, чем можно зацепить современного «пресытившегося» читателя.

Несмотря на специфичность стиля, его книги не раз номинировались и получали премии «Лучший роман», а это что-то да значит.

Сразу предупреждаю, что читать книгу следует лишь тем, кого не травмирует его стиль – грязь, разврат, убийства, насилие. Более того, я бы рекомендовала указывать на его книгах возрастную категорию 21+. А лучше — 40+.

Самой популярной и самой удачной (с кинематографической точки зрения) его работой до сих пор был и остается тот самый «Бойцовский клуб» (18+) («Первое правило Бойцовского клуба: никому не рассказывать о Бойцовском клубе»). В основном, потому, что по книге снят фильм с Брэдом Питтом в главной роли (многие узнали о Паланике только после просмотра этой картины, я — в их числе). Но те, кто прочел и другие романы Паланика, знают, что остальные его книги — ничуть не хуже, а некоторые — даже лучше «Бойцовского клуба».

Читать еще:  Книги и отзывы о них

До недавнего времени самой шедевральной у Чака Паланика я считала книгу «Уцелевший» (18+). Но это было до того, как я прочла роман «Призраки». Теперь всем, кто хочет познакомиться с Палаником, я однозначно рекомендую начать чтение с этой книги. В ней есть все, что мне так нравится в творчестве этого писателя: страдания, причиняемые жертвами своим мучителям, боль, оправданная с психологической точки зрения, но не оправданная нравственно, старый добрый натурализм, поразивший меня в творчестве Эмиля Золя (в частности, его романы «Жерминаль» (12+) и «Западня» (16+), и вновь обретенный в новом авторе динамичный сюжет без разглагольствований и затягивания удавки на шее читателя. Единственное, что мне не очень понравилось, – это открытый финал (так уж повелось, что открытые финалы вгоняют меня в ступор. Мне кажется, что автор схалтурил, слентяйничал, переложил ответственность за развязку на читателя, что несправедливо. Но, зная Чака Паланика, не так уж и трудно предугадать конечное развитие событий.

История закручивается на том, как 17 человек, возомнивших себя людьми творческими, исчезают из мирской жизни на три месяца и отправляются на загородную виллу к богачу, чтобы там, в комфорте и уединении, написать свой шедевр. Они еще не знают, что их ждет. Они еще не догадываются, что семинар по писательскому мастерству превратится в кошмар. Их общий кошмар.

Как ни странно, никакой мистификации или традиционного триллера Чак Паланик не разыгрывает. Все герои – сами палачи и сами жертвы. Я не раскрою карты автора, если сразу же сообщу, что по сюжету после смерти мистера Уиттиера (того самого богача, пообещавшего этим псевдописателям «райские каникулы») все герои остаются запертыми в глухом здании старого театра. В один момент они понимают, что их историю можно продать на телевидение. И чем страшнее будет их история, тем дороже она будет стоить. Здесь и начинается работа над совместным шедевром.

Чак Паланик использует самый удачный в данном контексте писательский прием – рассказ в рассказе. Каждый из героев исповедуется, рассказывая, от чего сбежал на этот пресловутый семинар, что оставил в том мире, за пределами этих стен. Какие трагедии разыгрываются перед читателем! Каких монстров таят в себе эти персонажи!

А тем временем никто не спешит звать на помощь, никто не старается выбраться из логова побыстрее. Ведь чем меньше человек выживет, тем легче будет разделить гонорар за историю, легче будет придерживаться единой версии произошедшего, легче строить из себя жертву. Вот только останется ли кто-нибудь из них в живых?

Чак Паланик

Charles Michael (Chuck) Palahniuk
США, 21 февраля 1962

Современный американский писатель, журналист. Наиболее известен, как автор книги «Бойцовский клуб». Его называют «королем контркультуры».

По поводу произношения фамилии: однажды, когда будущий литератор был еще ребенком, родители взяли Чака и его младшую сестру на кладбище, чтобы показать могилу деда и бабушки. Дети, увидев на могильных плитах имена своих предков — Paula и Nick — очень развеселились, и с тех пор стали произносить свою фамилию — Palahniuk — именно таким образом: «Пола-Ник».

Современный американский писатель, журналист. Наиболее известен, как автор книги «Бойцовский клуб». Его называют «королем контркультуры».

По поводу произношения фамилии: однажды, когда будущий литератор был еще ребенком, родители взяли Чака и его младшую сестру на кладбище, чтобы показать могилу деда и бабушки. Дети, увидев на могильных плитах имена своих предков — Paula и Nick — очень развеселились, и с тех пор стали произносить свою фамилию — Palahniuk — именно таким образом: «Пола-Ник».

Родился в Паско, штат Вашингтон, США. В 1986 окончил факультет журналистики Орегонского университета в США. Во время учебы в колледже работал стажером на National Public Radio’s KLCC в Юджин, штат Орегон. Вскоре он переехал в Портленд, где некоторое время писал для местной газеты. Начал работать на компанию «Фрэйджлиннер» механиком по дизелям, он также писал учебные руководства по починке грузовиков. Желая делать в своей жизни больше, чем просто работу, Паланик работал волонтером в приюте для бездомных. После этого некоторое время работал волонтером в хосписе. Он занимался перевозкой неизлечимо больных людей на встречи т.н. «групп поддержки». Паланик бросил работу волонтером, после того, как умер один из людей, ставших ему особенно близким.

Уже взрослым, Паланик стал членом группировки «Общества Какофонии», принимал регулярное участие в их мероприятиях, включая «Санта-Рампейдж» (публичная Рождественская вечеринка, неотъемлемым атрибутом которой является массовое буйство и алкогольное опьянение). Многие сюжеты описанные в его книгах, как художественных так и документальных, инспирированы его участием в сообществе.

Паланик начал свою писательскую карьеру в тридцатилетнем возрасте. По его рассказам, он начал писать после посещения курсов писательского мастерства, которые вёл Том Спаунбауер, куда он ходил чтобы завести новых друзей. Спаунбаэр сильно повлиял на минималистический писательский стиль Паланика. Его первая книга «Insomnia: If You Lived Here, You’d Be Home Already» так и не была опубликована, в связи с тем, что Поланик разочаровался в сюжете (небольшая часть этой книги была использована позже в «Бойцовском клубе»).

Когда он попытался опубликовать следующую новеллу «Невидимки», издатель отверг её как слишком возмутительную. Это заставило его сделать свою следующую новеллу «Бойцовский клуб» еще более возмутительной назло издателю. «Бойцовский клуб» писался в свободное от работы в «Фрэйджлиннер» время. Сначала он был опубликован в виде короткого рассказа в сборнике «Pursuit of Hapiness» (этот рассказ впоследствии стал главой 6). Затем Паланик развернул его в полноценную новеллу. Вопреки ожиданиям, издатель захотел его опубликовать.

Первое издание книги было довольно успешным, она получила положительные отзывы и несколько наград. Голливуд проявил интерес к ней. В 1999 году Дэвид Финчер снял фильм. Однако сам Чак пытается быть вне гигантского мышиного колеса общественной популярности, крутящегося вокруг его имени в последнее время. «Я пишу, потому что люблю писать. Приличия — не по мне, — говорит Паланик, — а они хотят упаковать меня в коробочку, заставить носить чистую одежду, мыть голову. делать то, чего я никогда не делаю до тех пор, пока к моему виску не приставят пистолет».

Сейчас Паланик живёт и работает в городе Портлэнд, штат Орегон.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector