Weddingflora.ru

Женские штучки
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Книга Ксении Лученко «Матушки»: Жизнь по вере

Книга Ксении Лученко «Матушки»: Жизнь по вере

Истории матушек, рассказанные ими самими и собранные журналистом Ксенией Лученко в сборник, пользуются большим спросом, в Москве книга входит в число самых продаваемых. Благодарить за это следует, очевидно, и панк-девушек, резко повысивших градус общественного интереса ко всему связанному с частной жизнью православных, и архимандрита Тихона Шевкунова.

Архимандриту Тихону вообще, кажется, пора уже вручить еще один церковный орден. За книгу «Несвятые святые». Его рассказы о печерских монахах-старцах 1970-х, их битвах с советской властью и князем мира сего прозвучали в то самое время, когда в глазах изрядной части общества церковь и ее руководители оказались дискредитированы почти безнадежно. Герои отца Тихона оказались живым аргументом в пользу того, что даже у «этих православных» не все сгнило.

Книга архимандрита прорыла и новый канал в современной светской словесности. Ее коммерческий успех (на сегодня продано более миллиона экземпляров) обнаружил, что читатель хочет знать и про это тоже. Так что вслед за «Несвятыми святыми» были выпущены похожие сборники, естественно и в похожем оформлении: «Небесный огонь» Олеси Николаевой, «Райские хутора и другие рассказы» священника Ярослава Шипова. И вот «Матушки» Ксении Лученко.

Десять свидетельств, звучащих то в форме монолога, как у Олеси Николаевой, Ольги Ганабы и Ольги Юревич, то в форме интервью, которое дали Светлана Соколова, Лилия Лобашинская, Марина Митрофанова, Лариса Первозванская, Анастасия Сорокина и Наталия Бреева, подтверждают в общем ожидаемую истину: жизнь матушки мало отличается от жизни любой верующей женщины. У матушек тоже обычно много детей – у Ларисы Первозванской их девять, у Ольги Юревич семь, у Ольги Ганабы четверо. С тем уточнением, что матушки, как правило, редко видят мужа. Хотя совсем не обязательно они разделяют заботы батюшки по приходу. У них другие, не менее важные дела: воспитывать детей, готовить на большую семью, на праздники ходить в церковь – все по известной немецкой поговорке.

На первый взгляд кажется: у этой книги не слишком ясные задачи – ну да, вот история еще одной любви будущих батюшки и матушки, еще одной верующей семьи, вот еще один рецепт, как не убить в детях веру, и что же? Это и не социологическое исследование, и не объемный сословный портрет (матушки-то отобраны сплошь интеллигентные, образованные), и не последняя правда о частной жизни клира – в книге немало умолчаний, изредка только звучат глухие намеки на тяжесть православной, да и священнической, среды, но что именно в ней тяжелого – об этом ни гу-гу.

Однако высокий смысл книги прорастает словно бы помимо всего. Из рассказов о церковной жизни в 1920–1930-е гг., из горячих и искренних записок Ольги Юревич, с ужасом наблюдавшей за внезапным воцерковлением любимого супруга, из истории Наталии Бреевой о силе любви духовника, расслышавшего, как девочка, находящаяся от него за многие километры, тоскует по уехавшей матери. Смысл складывается из воспоминаний Марины Митрофановой о русских крестьянах, живших полвека назад, и в итоге загустевает именно в ее словах: «Начинать надо не с облачений, не с пения, не с православных мод, начинать надо конкретно с поступков. То есть уметь видеть и слышать, терпеть и прощать конкретного человека. Молиться помалу, быть может, но искренно и участно, а не болеть душой за Россию и церковь, потому что это не наше дело».

В итоге книга оставляет цельное ощущение. Пусть говорят здесь десять совершенно непохожих женщин, одно их объединяет: все они пытаются жить в согласии со своей верой, с христианскими нормами. Оттого-то голоса их и сливаются в один аккорд – невероятно мощный.

Тихон (Шевкунов) — «Несвятые святые» и другие рассказы

Тихон (Шевкунов) — «Несвятые святые» и другие рассказы краткое содержание

«Несвятые святые» и другие рассказы — читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Как-то теплым сентябрьским вечером мы, совсем молодые тогда послушники Псково‑Печерского монастыря, пробравшись по переходам и галереям на древние монастырские стены, уютно расположились высоко над садом и над полями. За разговором мы стали вспоминать, как каждый из нас оказался в обители. И чем дальше слушали друг друга, тем сильнее удивлялись.

Но, глядя друг на друга, мы видели совершенно иное. Самому младшему из нас исполнилось восемнадцать лет, старшему — двадцать шесть. Все были здоровые, сильные, симпатичные молодые люди. Один блестяще окончил математический факультет университета, другой, несмотря на свой возраст, был известным в Ленинграде художником. Еще один основную часть жизни провел в Нью-Йорке, где работал его отец, и пришел в монастырь с третьего курса института. Самый юный, сын священника, талантливый резчик, только что завершил учебу в художественном училище. Я тоже недавно окончил сценарный факультет ВГИКа. В общем, мирская карьера каждого обещала стать самой завидной для таких юношей, какими мы были тогда.

Так почему же мы пришли в монастырь и всей душой желали остаться здесь навсегда? Мы хорошо знали ответ на этот вопрос. Потому что каждому из нас открылся прекрасный, не сравнимый ни с чем мир. И этот мир оказался безмерно притягательнее, нежели тот, в котором мы к тому времени прожили свои недолгие и тоже по-своему очень счастливые годы.

Об этом прекрасном мире, где живут по совершенно иным законам, чем в обычной жизни, мире, бесконечно светлом, полном любви и радостных открытий, надежды и счастья, испытаний, побед и обретения смысла поражений, а самое главное — о могущественных явлениях силы и помощи Божией я хочу рассказать в этой книге.

Мне не было нужды что-либо придумывать — все, о чем вы здесь прочтете, происходило в жизни. Многие из тех, о ком будет рассказано, живы и поныне.

Я крестился сразу после окончания института, в 1982 году. К тому времени мне исполнилось двадцать четыре года. Крещен ли я был в детстве, никто не знал. В те годы подобное случалось нередко: бабушки и тетушки часто крестили ребенка втайне от неверующих родителей. В таких случаях, совершая таинство, священник произносит: «Аще не крещен, крещается», то есть «если не крещен, крестится раб Божий такой-то».

К вере я, как и многие мои друзья, пришел в институте. Во ВГИКе было немало прекрасных преподавателей. Они давали нам серьезное гуманитарное образование, заставляли задумываться над главными вопросами жизни.

Читать еще:  Самая страшная книга отзывы

Обсуждая эти вечные вопросы, события прошлых веков, проблемы наших семидесятых–восьмидесятых годов — в аудиториях, общежитиях, в облюбованных студентами дешевых кафе и во время долгих ночных путешествий по старинным московским улочкам, мы пришли к убеждению, что государство нас обманывает, навязывая свои грубые и нелепые трактовки не только в области истории и политики. Мы очень хорошо поняли, что по чьему-то могущественному указанию сделано все, чтобы отнять у нас даже возможность самим разобраться в вопросе о Боге и Церкви.

Эта тема была совершенно ясна разве что для нашего преподавателя по атеизму или, скажем, для моей школьной еще пионервожатой Марины. Она абсолютно уверенно давала ответы и на этот, как, впрочем, и вообще на любые жизненные вопросы. Но постепенно мы с удивлением обнаружили, что все великие деятели мировой и русской истории, с которыми мы духовно познакомились во время учебы, кому мы доверяли, кого любили и уважали, мыслили о Боге совершенно по-другому. Проще сказать, оказались людьми верующими. Достоевский, Кант, Пушкин, Толстой, Гёте, Паскаль, Гегель, Лосев — всех не перечислишь. Не говоря уже об ученых — Ньютоне, Планке, Линнее, Менделееве. О них мы, в силу гуманитарного образования, знали меньше, но и здесь картина складывалась та же. Хотя, конечно, восприятие этими людьми Бога могло быть весьма различным. Но, как бы то ни было, для большинства из них вопрос веры был самым главным, хотя и наиболее сложным в жизни.

А вот персонажи, не вызывавшие у нас никаких симпатий, с кем ассоциировалось все самое зловещее и отталкивающее в судьбе России и в мировой истории, — Маркс, Ленин, Троцкий, Гитлер, руководители нашего атеистического государства, разрушители-революционеры, — все как один были атеистами. И тогда перед нами встал еще один вопрос, который был сформулирован нами грубо, но вполне определенно: или Пушкины, Достоевские и Ньютоны оказались столь примитивны и недалеки, что так и не смогли разобраться в этой проблеме и попросту были дураками, или все же дураки — мы с нашей пионервожатой Мариной? Все это давало серьезную пищу для наших молодых умов.

В те годы в обширных институтских библиотеках не было даже Библии, не говоря уж о творениях церковных и религиозных писателей. Нам приходилось выискивать сведения о вере по крупицам: то в учебниках по атеизму, то в произведениях классических философов. Конечно, огромное влияние оказала на нас великая русская литература.

Мне очень нравилось по вечерам приходить на службы в московские храмы, хотя я мало что там понимал. Большое впечатление произвело на меня первое чтение Библии. Взял я ее почитать у одного баптиста, да так все и тянул, не возвращая обратно, прекрасно понимая, что нигде больше эту книгу не найду. Хотя тот баптист совсем и не настаивал на возвращении. Он несколько месяцев пытался меня обратить. Но в их молитвенном доме в Малом Вузовском переулке мне как-то сразу не приглянулось, хотя я до сих пор благодарен этому искреннему человеку, позволившему мне оставить у себя его книгу.

Как и все молодые люди, мы с друзьями проводили немало времени в спорах, в том числе о вере и о Боге, читая раздобытое мною Священное Писание и духовные книги, которые как-то все же умудрились найти. Но с крещением и воцерковлением большинство из нас тянули: нам казалось, что можно вполне обойтись без Церкви, имея, что называется, Бога в душе. Все, может быть, так бы и продолжалось, но однажды нам совершенно ясно было показано, что такое Церковь и зачем она нужна.

Историю зарубежного искусства у нас преподавала Паола Дмитриевна Волкова. Читала она очень интересно, но по каким-то причинам, возможно потому, что сама была человеком ищущим, рассказывала нам многое о своих личных духовных и мистических экспериментах. Например, лекцию или две она посвятила древней китайской книге гаданий «И‑Цзин». Паола даже приносила в аудиторию сандаловые и бамбуковые палочки и учила нас пользоваться ими, чтобы заглянуть в будущее.

В чем феномен книги архимандрита Тихона «Несвятые святые»?

Архимандрит Тихон (Шевкунов). «Несвятые святые» и другие рассказы. — М.: Изд-во Сретенского монастыря; «ОЛМА Медиа Групп», 2011. — 640 с.: ил. ISBN 978-5-7533-0611-1. ISBN 978-5-373-00597-5. Издательский номер 11-10461

Такого не было очень давно. В метро я заметил, что сразу три пассажира в вагоне читают одну и ту же книгу. Уже узнаваемую издалека. Увидеть ее у читающих мне доводилось в кафе, поликлинике и в парке. И среди моих знакомых гораздо больше тех, кто прочитал или читает эту книгу, чем тех, кто до нее пока не добрался. Забытое уже ощущение: свежая книга — как общая тема для разговора с самыми разными людьми. И ведь не детектив, не перевод мирового бестселлера, а записки русского монаха, нашего современника — архимандрита Тихона (Шевкунова), наместника Сретенского монастыря.

Во всевозможных рейтингах книга «Несвятые святые» уверенно лидирует. И в голосовании литературной премии Рунета, и в голосовании премии «Большая книга», и в списках продаж. Уникальная ситуация: в течение года эта книга по продажам в лидерах. Появляются время от времени новые издания, которые вырываются на первые места, но скоро исчезают, а она остается.

Интерес не только у нашего читателя. Книгу переводят на сербский и румынский языки. Осенью презентации в Нью-Йорке и Вашингтоне, зимой — во Франции. В Греции вышло уже два тиража. И все мало: в монастыре Симона Петра на Афоне монахи размножают книгу на ксероксе, употребляя при этом русское слово «самиздат». А в некоторых греческих монастырях книгу архимандрита Тихона читают вслух во время общей трапезы.

Это все — про Любовь

«Ваше Высокопреподобие! — пишет отцу Тихону протоиерей Георгий Ларин из Нью-Йорка. — Мне привезли из Москвы Вашу замечательную книгу. Близкий сердцу моему протоиерей Владимир Гамарис, живущий в Москве, узнав о моем горячем желании поделиться этим шедевром с моими родными и прихожанами, позавчера доставил мне авиапочтой восемь экземпляров. Мой закадычный друг, отец Александр Лебедев, обрадовал меня сообщением, что уже распродано их свыше полмиллиона и будет сделан английский перевод. СПАСИБО!»

Это одно из десятков тысяч писем, которые приходят в адрес архимандрита Тихона как автора книги «Несвятые святые». Ему пишут знакомые и — большей частью — незнакомые люди, юные и пожилые, верующие и те, кто только ищет путь к вере. Благодарят, делятся впечатлениями, задают вопросы, дивятся неслыханным тиражам. Впрочем, цифры, которые приводятся в письме, уже устарели: недавно вышел уже шестой тираж книги, и общее количество отпечатанных экземпляров меньше чем за год достигло 1 миллиона 100 тысяч. Это сенсация на книжном рынке!

Читать еще:  Книги с плохим концом

Таких масштабов издания поначалу, как рассказал мне сам отец Тихон, не предполагалось. Но книгу вдруг стали стремительно раскупать. Пришлось допечатывать. Еще, еще и еще. А спрос продолжал расти. Не странно ли, что так происходит именно сейчас, когда атаки на веру становятся все более массированными и авторитет церкви всячески стремятся подорвать?

Может быть, это простое совпадение по времени? И книга — сама по себе, а ситуация в обществе — отдельно? Взаимосвязь, видимо, все же есть. Но она не так проста. А вот почему так тянутся люди к этой книге, что они в ней находят, понимаешь из тех самых читательских писем, которые идут сплошным потоком. В них и вопросы, и ответы.

«Современный мир страдает от накопившейся грязи и не может от нее отмыться еще и потому, что не знает, с чего начать, — пишет Татьяна Павеличева. — Для многих-многих людей эта книга — азбука для построения своего спасения. Хочу жить в добром мире среди добрых людей. И для этого прошу: люди, прочитайте эту книгу, вдумайтесь в нее, ощутите тепло от духовности, мудрости, чистоты и искренности православия. Чем больше ее будут читать, тем больше хороших людей будет вокруг».

А вот совсем короткое письмо: «Эта книга — про Любовь». Так, с большой буквы, определяют люди главный на сегодня дефицит.

Вот это, наверное, и есть настоящее миссионерство. Показывать то, что может показать только церковь. Когда вот так — честно и талантливо — рассказывается о реальной жизни церковного народа, о современных подвижниках, о таких старцах, как Иоанн Крестьянкин, людей это трогает за душу, убеждает.

«Благодаря этой книге я узнал, что такое промысел Божий, смирение! И вообще — что такое православие, церковь, монахи, — пишет Олег Михалев. — И очень многое в моей душе стало на свои места. Вы приблизили меня к Богу!» В очень многих письмах звучат похожие слова: «прочитал на одном дыхании», «как глоток родниковой воды», «и смеялся, и плакал». Редко сегодня можно найти текст, который не просто был бы интересен людям разных поколений и убеждений, но и оказывался между ними мостиком, сближал.

«Хвалебные слова, кажется, уже все сказаны, — пишет Алексей (zodchy). — Но хочется заметить: ужели все чудеса рассвета человеческих душ заканчиваются рубежом 80-90-х годов? Отец Тихон, пролейте свет! Наверняка и ныне есть место порыву души, а не коммерции».

Похожие вопросы нет-нет да и встречаются в откликах. Вот я и спросил отца Тихона: так историческая его книга или современная, ушло ли все это, что так трогает и захватывает нас в книге, или еще остается где-то?

— Конечно не ушло, — говорит архимандрит. — Это тот же самый мир церкви, живущий вместе со Христом, который «вчера, и днесь, и во веки тот же», как писал апостол Павел. Хотя, конечно, что-то меняется, но сущность неизменна. Это чудо, которое продолжается. И каждое поколение, даже каждый человек в разные времена своей жизни находит что-то свое, особое в этом мире. Ведь жизнь церковная — это не предание седой старины, а наша реальная сегодняшняя жизнь.

— А старцы — не уходящая ли натура?

— Да, уходящая, но и приходящая вновь. Старчество как явление путешествует по миру. Когда-то оно было в заволжских пустынях, потом в брянских лесах, в Оптиной пустыни, в Даниловом монастыре, в Псково-Печерском монастыре. Потом где-то еще объявится. Когда, какими людьми? Мы сами не знаем. Но старчество — это вот такой странник в русской церкви. Удивительный.

«Печально, что книжка закончилась!»

«Сегодня нашел в интернете негативные отзывы о вашей книге, отец Тихон, и: возрадовался, — пишет читатель Роман, — ибо, когда только хорошее звучит, искушение возникает, надо, чтобы кто-нибудь поругал. Значит, книга удалась, раз есть и сторонники, и противники».

Критики у книги разные. Есть профессиональные. Довольно известные литераторы, которые сами о подобном читательском успехе и мечтать не могут, но менторски рассуждают, дотягивает ли эта книга до большой прозы или нет. Я спросил у отца Тихона, как он относится к такой критике. Ответ был краток:

— Читаю эти отклики с интересом и благодарностью.

А вот один из читателей, Борис Анатольевич Бурманов, убежден (и тут он не одинок): «Это произведение — настоящая русская литература, и со временем оно должно будет войти в обязательную школьную программу».

Встречаются и в церковной среде наряду с огромным количеством добрых слов и критические отзывы. Сам отец Тихон и к этим оценкам относится с пониманием:

— Кто-то считает, что не дело монаха писать о церкви живо и даже с юмором. Это — позиция. Я отношусь к ней с уважением, хотя и не разделяю.

Едва ли не в каждом втором письме сожаление о том, что у книги есть конец. Так привыкли к ее героям, к их чудесному миру за время чтения, что расставаться больно. Люди просят продолжения. Им отвечает один из читателей по имени Лев:

«Книга — супер! Но не пойму, почему все взывают „напишите еще“? Это же книга о реальных людях! Вы хотите, чтобы автор дальше навыдумывал небылиц?»

— Это все-таки мемуарная книга, — сказал мне отец Тихон. — Конечно, в нее вошло далеко не все, но то, что сейчас, по моему скромному мнению, полезно и нужно. Пока планов возвращения к этой теме нет. Есть планы совсем другой книги, но о ней говорить пока рано.

Впрочем, расставаться с тем чудесным миром, который открывается в книге архимандрита Тихона, вовсе не обязательно. И для этого нужно не только перечитывать книгу, но и сделать шаг к тому, чтобы самому открыть для себя это чудо. Тот вполне реальный мир, в котором сегодня живут и автор, и его непридуманные герои, и множество таких же, как они, православных христиан.

Архимандрит Тихон (Шевкунов).: «Несвятые святые» и другие рассказы.

Здесь есть возможность читать онлайн «Архимандрит Тихон (Шевкунов).: «Несвятые святые» и другие рассказы.» весь текст электронной книги совершенно бесплатно (целиком полную версию). В некоторых случаях присутствует краткое содержание. категория: Религиозная литература / на русском языке. Описание произведения, (предисловие) а так же отзывы посетителей доступны на портале. Библиотека «Либ Кат» — LibCat.ru создана для любителей полистать хорошую книжку и предлагает широкий выбор жанров:

Читать еще:  Книги про американских подростков

Выбрав категорию по душе Вы сможете найти действительно стоящие книги и насладиться погружением в мир воображения, прочувствовать переживания героев или узнать для себя что-то новое, совершить внутреннее открытие. Подробная информация для ознакомления по текущему запросу представлена ниже:

  • 100
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

«Несвятые святые» и другие рассказы.: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «»Несвятые святые» и другие рассказы.»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Архимандрит Тихон (Шевкунов).: другие книги автора

Кто написал «Несвятые святые» и другие рассказы.? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

Возможность размещать книги на на нашем сайте есть у любого зарегистрированного пользователя. Если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info@libcat.ru или заполните форму обратной связи.

В течение 24 часов мы закроем доступ к нелегально размещенному контенту.

«Несвятые святые» и другие рассказы. — читать онлайн бесплатно полную книгу (весь текст) целиком

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система автоматического сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «»Несвятые святые» и другие рассказы.», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Не бойтесь закрыть страницу, как только Вы зайдёте на неё снова — увидите то же место, на котором закончили чтение.

Архимандрит Тихон

(Шевкунов).

«Несвятые святые»

и другие рассказы.

Один подвижник как-то сказал, что всякий православный христианин может поведать свое Евангелие, свою Радостную Весть о встрече с Богом. Конечно, никто не сравнивает такие свидетельства с книгами апостолов, своими глазами видевших Сына Божия, жившего на земле. И все же мы, хоть и немощные, грешные, но Его ученики, и нет на свете ничего более прекрасного, чем созерцание поразительных действий Промысла Спасителя о нашем мире.

Архимандрит Тихон (Шевкунов)

«Несвятые святые» и другие рассказы

Рекомендовано к печати Издательским Советом Русской Православной Церкви

Открыто являясь тем, кто ищет Его всем сердцем, и скрываясь от тех, кто всем сердцем бежит от Него, Бог регулирует человеческое знание о Себе — Он дает знаки, видимые для ищущих Его и невидимые для равнодушных к Нему. Тем, кто хочет видеть, Он дает достаточно света; тем, кто видеть не хочет, Он дает достаточно тьмы.

Предисловие.

Как-то теплым сентябрьским вечером мы, совсем молодые тогда послушники Псково-Печерского монастыря, пробравшись по переходам и галереям на древние монастырские стены, уютно расположились высоко над садом и над полями. За разговором мы стали вспоминать, как каждый из нас оказался в обители. И чем дальше слушали друг друга, тем сильнее удивлялись.

Шел 1984 год. Нас было пятеро. Четверо росли в нецерковных семьях, да и у пятого, сына священника, представления о людях, которые уходят в монастырь, мало чем отличались от наших что ни на есть советских. Еще год назад все мы были убеждены, что в монастырь в наше время идут либо фанатики, либо безнадежно несостоявшиеся в жизни люди. Да! — и еще жертвы неразделенной любви.

Но, глядя друг на друга, мы видели совершенно иное. Самому юному из нас исполнилось восемнадцать лет, старшему — двадцать шесть. Все были здоровые, сильные, симпатичные молодые люди. Один блестяще окончил математический факультет университета, другой, несмотря на свой возраст, был известным в Ленинграде художником. Еще один основную часть жизни провел в Нью-Йорке, где работал его отец, и пришел в монастырь с третьего курса института. Самый юный — сын священника, талантливый резчик, только что завершил учебу в художественном училище. Я тоже недавно окончил сценарный факультет ВГИКа. В общем, мирская карьера каждого обещала стать самой завидной для таких юношей, какими мы были тогда.

Так почему же мы пришли в монастырь и всей душой желали остаться здесь навсегда? Мы хорошо знали ответ на этот вопрос. Потому, что каждому из нас открылся прекрасный, не сравнимый ни с чем мир. И этот мир оказался безмерно притягательнее, нежели тот, в котором мы к тому времени прожили свои недолгие и тоже по-своему очень счастливые годы. Об этом прекрасном мире, где живут по совершенно иным законам, чем в обычной жизни, мире, бесконечно светлом, полном любви и радостных открытий, надежды и счастья, испытаний, побед и обретения смысла поражений, а самое главное, — о могущественных явлениях силы и помощи Божией я хочу рассказать в этой книге.

Мне не было нужды что-либо придумывать — все, о чем вы здесь прочтете, происходило в жизни. Многие из тех, о ком будет рассказано, живы и поныне.

Начало.

Я крестился сразу после окончания института, в 1982 году. К тому времени мне исполнилось двадцать четыре года. Крещен ли я был в детстве, никто не знал. В те годы подобное случалось нередко: бабушки и тетушки часто крестили ребенка втайне от неверующих родителей. В таких случаях, совершая таинство, священник произносит: «Аще не крещен, крещается», то есть «если не крещен, крестится раб Божий такой-то».

К вере я, как и многие мои друзья, пришел в институте. Во ВГИКе было немало прекрасных преподавателей. Они давали нам серьезное гуманитарное образование, заставляли задумываться над главными вопросами жизни.

Обсуждая эти вечные вопросы, события прошлых веков, проблемы наших семидесятых-восьмидесятых годов — в аудиториях, общежитиях, в облюбованных студентами дешевых кафе и во время долгих ночных путешествий по старинным московским улочкам, мы пришли к твердому убеждению, что государство нас обманывает, навязывая не только свои грубые и нелепые трактовки истории и политики. Мы очень хорошо поняли, что по чьему-то могущественному указанию сделано все, чтобы отнять у нас даже возможность самим разобраться в вопросе о Боге и Церкви.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector