Weddingflora.ru

Женские штучки
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему дети гибнут от желания похудеть — Российская газета

Диета со смертельным исходом

Про таких, как девятиклассница Маша, говорят «дар божий». Хорошенькая современная девчонка-подросток, жизнерадостная, открытая миру, уверенная в себе и во всем стремящаяся быть первой, что с ее упорством ей удавалось с легкостью. Не просто отличница, а — «Лучшая ученица года». С успехом занималась несколько лет в молодежном ансамбле современного танца «Миллениум», суперпопулярном в ее Ростове Великом.

Почему Маша в конце седьмого класса решила похудеть, до сих пор никто не понимает, — она никогда не была полной. Но — решила. За летние каникулы, отказывая себе в еде, похудела на 12 килограммов. А дальше все вышло из-под контроля. Объявленная самой себе голодовка, в какой-то неуловимый для подростка момент стала страшным диагнозом. Около полутора лет Машу пытались лечить в больницах Ростова и Ярославля, родители ездили на консультации в Москву, договорились положить дочь в столичную клинику. Не успели. В конце пятнадцатилетняя Маша весила 23 килограмма.

Ростовские следователи завели уголовное дело о причинении смерти по неосторожности. Кто виноват — некомпетентные врачи, учителя, семья? Мнения разделились. Многие, особенно те, кто имеет дочерей, обвиняли в случившемся родителей, рассуждая при этом примерно так: «Ну, мы-то беду не проглядели бы, да и, вообще, никогда не позволили бы родному ребенку морить себя голодом». Наверное, и сама рассуждала бы так же, не пройди я с близкими друзьями этот ужас — двухлетнюю схватку с анорексией за здоровье и жизнь их тринадцатилетней Натки. Тогда и поняла, что это за болезнь, как опасно недооценивать ее коварство и последствия и что тем, у кого растет дочь, нужно о ней хотя бы знать.

Натка единственный ребенок в абсолютно нормальной, благополучной и дружной семье Ирины и Сергея. Ребенок обожаемый, но без сюсюкающего стиля общения и разбалованности. Деятельная Ирина — лидер в семье. Натка характером в мать, но гораздо большая перфекционистка. «Упертая», как коротко определяла это Ирина. Все шло хорошо. И вот — случилось…

О том, как все это было, попросила вспомнить самих Ирину и Наталью.

Ваша каша за нашим окном

Ирина: Сейчас уже трудно сказать, с чего все началось. Ну, отказалась от хлеба. Но сейчас не голодное время, — многие его не едят, я и сама без хлеба обхожусь. Потом, как нам казалось, увлеклась кулинарией, готовила себе микроскопические порции, преимущественно что-то фруктовое — пюре, сок. От первого, от мясных блюд поначалу отнекивалась под разными предлогами — «мне сочинение надо дописать», «сейчас не хочется, попозже поем», потом стала категорически отказываться, — до слез и скандалов. До седьмого пота крутила велотренажер. И ведь ни разу мы не слышали от нее «хочу похудеть»!

Наталья: Началось в восьмом классе с того, что некоторые любимые вещички стали маловаты. Сейчас понимаю, что просто стала из них вырастать, а тогда решила, что толстею, и испугалась: я совсем не хотела превратиться в толстуху! А тут еще мама постоянно говорила: «Следи за осанкой, что ты живот распустила». Вот и решила, что надо взять себя в руки. Сначала, конечно, хотелось нормально поесть, но я гордилась, что могу себя преодолеть, не сорваться и что могу себя за это уважать. А потом чувство голода как будто атрофировалось. Мало того, я на всякие там котлеты, жареную картошку, борщ уже и смотреть не могла. До тошноты…

Ирина: Какое-то время мы с мужем воспринимали поведение Натки как подростковую блажь, проявление духа противоречия. Думали — пройдет. Пытались, как в обычных семьях, когда у ребенка плохой аппетит, заставить питаться нормально уговорами, ссорами, родительскими угрозами и подкупами. Поначалу, чисто зрительно, изменения веса заметны в ней не были. Настоящий испуг пришел, когда наша дочка как-то резко, буквально за два-три дня похудела и продолжала худеть уже день ото дня. Кинулись в Интернет, прочитали про анорексию. Начался ад. Потащила Натку к психоневрологу в детскую поликлинику. Врач сказала, что здесь это не лечат, посоветовала положить ребенка в психиатрическую клинику. При этом предупредила: «Ну, вы же понимаете, что этот факт ее биографии может ей жизнь испортить…».

Наталья: Кстати, много лет спустя, когда я получала автоправа и пришла в ПНД за справкой, выяснилось, что та детский врач поставила меня тогда на учет, даже не сказав об этом нам.

Ирина: Я рыдала сутками, стояла перед дочерью на коленях, рыдала Натка, клялась, что начнет нормально есть. И вроде бы — начала… А как-то раз я столкнулась в лифте с пожилой соседкой из квартиры под нами: «Ирочка, что у вас происходит? У нас, вы знаете, за окошком ящички с цветами, — так там вчера каша оказалась… Я бы не стала об этом говорить, но такое уже много раз было — то котлеты, то салат какой-то туда летит, то суп льется. Думаю, вам надо про это знать…».

Кошмар продолжался, наша девочка худела, у нее прекратились менструации, в конце девятого класса она весила уже 28 килограммов, смотреть на нее было страшно. Мы с мужем были в отчаянии. Меня оно довело до онкоцентра, — направил на обследование маммолог. Вот, когда Наташку переклинило, она испугалась. Ее упертость стала работать в обратном режиме: давилась, но ела. Сначала по чуть-чуть, потом порции увеличивали. Проходили недели, Натка уже практически нормально питалась, а вес не прибавлялся ни на грамм. Наш единственный ребенок погибал у нас на глазах. Спасли родственники, которые по великому знакомству воткнули ее в какую-то экспериментальную программу. Каждую неделю мы покупали за огромные по тому времени 200 долларов банку с питательной лечебной смесью. Когда спустя полтора месяца дочка прибавила в весе 300 граммов, — наше с мужем счастье было такое же, как когда она родилась. Это был переломный момент, — Натка медленно, но стала поправляться. В прямом и переносном смысле. И еще год потом мы ходили по врачам — терапевт, гастроэнтеролог, стоматолог, гинеколог…

Меня никто не любит

Андрей Брюхин: Актуальна. Потому что число людей с нарушениями пищевого поведения и нервной анорексией у нас постоянно растет. И, давайте, вначале уточнимся с терминами. Анорексия это когда пропадает аппетит, что часто бывает, если человек болен какой-то соматической, — например, грипп или онкология, — или психической болезнью, — к примеру, депрессивное расстройство. То есть это следствие такой болезни, ее симптом. Нервная анорексия — это «самостоятельная» болезнь, относящаяся к психиатрии. Потому что в ее основе — нарушение пищевого поведения, а слово «поведение» относится к сфере психики, к сфере психологии и психиатрии. И, скажу сразу, во всем мире признано, что смертность при этом заболевании является одной из самых высоких среди различных психических расстройств.

Какова ее природа, почему человек заболевает нервной анорексией?

Андрей Брюхин: Природа многофакторная. Тут играют роль и семейные, и личностные факторы, и факторы микро-социального окружения — соседи, друзья, одноклассники, сослуживцы. Наследственность также порой дает «результат» — если кто-то из родных страдал нервной анорексией, это уже фактор риска.

Это болезнь молодых и подростков?

Андрей Брюхин: Чаще всего. И чаще всего — это болезнь девушек-подростков. Но в последние годы, стало много людей среднего возраста, особенно женщин, страдающих нервной анорексией. И — уж чего раньше вовсе не было — сегодня имеем довольно большой процент нервной анорексии у детей до 12 лет, есть случаи заболевания восьми-девятилетних.

Что толкает девочек к пропасти?

Андрей Брюхин: Я думаю, ответ очевиден. Об этом сказала Раневская в фильме «Весна»: «Красота — это страшная сила». Еще раньше об этом сказал Островский в «Грозе», — когда сумасшедшая барыня пророчит Екатерине: «Красота, она в омут ведет».

Склонны ли к анорексии мальчики, юноши, молодые мужчины?

Андрей Брюхин: Склонны, хотя значительно реже. И заболевание у них протекает несколько по-другому. Чаще всего мысли о похудении провоцирует не их представление о полноте собственной фигуры, а неудовлетворенность рыхлостью мышц или неправильным обменом веществ.

Есть какой-то общий психологический портрет жертв анорексии?

Андрей Брюхин: Есть такой, в основном, он характеризует девушек. Это люди ответственные, целеустремленные, стремящиеся доводить все свои дела до конца, перфекционистки. Довольно упрямые, нередко прямолинейные. И, если у такой возникает мысль о необходимости похудеть, эта мысль будет вариться в ее сознании долго, станет навязчивой идеей и реализовывать ее она будет со всем присущим ей упорством и старанием.

А имеются ли какие-то сходные черты, характерные особенности у семей, в которых у детей проявляется анорексия?

Андрей Брюхин: В таких семьях мамы очень часто оказываются волевыми, властными лидерами, требующими исполнительности, не дающими детям самостоятельности, неусыпно их опекающими и стремящимися к тотальному участию в жизни своих детей и полному ее контролю. Часто речь идет о неполной семье, прошедшей через развод родителей, — это всегда приводит детей и подростков к стрессу, высокому уровню тревожности и неуверенности в себе. Отсюда возникают «меня никто не любит, я несимпатичная, я толстая, значит, впереди жизнь не сложится». Семья всегда играет роль в возникновении психических расстройств молодого возраста.

Всегда ли желание похудеть — симптом опасности?

Андрей Брюхин: Желание похудеть — это нормальное желание любого человека, у которого действительно есть лишний вес.

Читать еще:  Похудение в лице отзывы

Тогда когда же родным пора бить тревогу?

Андрей Брюхин: Когда идея похудения становится доминирующей, определяет сознание и поведение человека во всех его проявлениях, вот тогда надо бить тревогу.

Что за проявления в поведении?

Андрей Брюхин: Ограничивает себя в еде, отказывается от еды, прячет еду, использует тяжелые физические нагрузки, чтобы не поправляться, применяет всевозможные малоприятные процедуры, вроде искусственного вызова рвоты или клизм. Еще один часто проявляющийся признак болезни — начинает увлекаться кулинарией: готовит разнообразные блюда, кормит домашних, при этом сам ничего не ест.

Тот, кто просто хочет сбросить лишний вес, периодически делает то, что он хочет делать — садится на диету, ограничивает себя в пище, идет в спортзал. Но при всем при этом у него сохраняется вся его обычная, полноценная жизнь. Он не зацикливается на процессе похудения. У человека с нервной анорексией этой идее подчинена вся жизнь. Беда еще и в том, что родственники больного обычно не понимают всей опасности его состояния, и либо вовсе не принимают никаких мер, либо пытаются справиться с ситуацией с помощью уговоров, угроз, наказаний, что лишь ухудшает ситуацию.

Где лечится эта болезнь? Куда бежать родным?

Андрей Брюхин: Родным прежде всего надо бежать в Росздравнадзор и писать тут же жалобу, о том, что если моей дочери не окажут помощь, я подам в суд, обвинив вас в том, что моя дочь не получает квалифицированной помощи по поводу нервной анорексии. Я говорю так жестко, потому что врачи-психиатры во многих городах нашей страны просто отказываются лечить и консультировать этих больных.

Андрей Брюхин: Они говорят: «Мы не сталкивались с этим заболеванием, мы не знаем, как его лечить». Если врач не знает, «как его лечить», он должен отправить больного человека, к тем, кто знает, как лечить.

В одном из своих интервью говорили об отсутствии в стране специализированных центров по лечению нарушений пищевого поведения.

Андрей Брюхин: Их нет и сегодня. И это одна из причин высоких показателей летальности при нервной анорексии.

Это от недооценки серьезности проблемы или что-то еще мешает открытию таких центров?

Андрей Брюхин: Их создание — дело сложное и организационно, и финансово. Во-первых, для лечения расстройств пищевого поведения требуется целая команда специалистов разных профилей под руководством психиатра: нужны кардиологи, гастроэнтерологи, гинекологи, терапевты, психологи, психотерапевты, диетологи. Это как минимум. Во-вторых, лечение пациентов с нарушением пищевого поведения довольно недешево. Если нервная анорексия развивалась длительное время, больной находится в состоянии истощения, и организм не может быстро придти в норму, для этого требуется полтора-два месяца, иногда и больше. Это требует больших затрат.

Как похудеть подростку. Нет – разговорам о весе. Да – семейным ужинам

Питание подростка: диета, переедание или интуитивное питание?

Ивлин Трибол диетолог, специалист по интуитивному питанию, автор книг

Элис Реш диетолог, специалист по интуитивному питанию

Что делать, если подросток переедает, уже имеет лишний вес или питается чем придется? Надо ли искать для него диету или как-то еще приобщать к правильному питанию? Увы: сидящие на диете подростки наберут в будущем вес с большей вероятностью, чем те, кто в подростковом возрасте на диете не сидел. Повлиять на отношения подростка с едой можно — но сделать это надо умно.

Интуитивное питание для подростков: 10 шагов

Подростки взбунтуются против чего угодно, если это им навязывают. Для того чтобы нивелировать происходящее с детьми в отношении еды, рекомендуем следующее.

  1. Обеспечьте своим подросткам легкодоступную, сбалансированную еду. Держите в доме разнообразные питательные продукты, а также «игрушечную еду» (так мы с коллегами называем продукты «для баловства», не имеющие питательной ценности — чипсы, сухарики, газировку, сладости), которую они любят.
  2. Спросите у своих подростков, чем вы можете им помочь. Возможно, они оценят вашу помощь в приготовлении завтрака или обеда или в виде собранного с собой перекуса.
  3. Привлекайте подростков к покупке еды и ее приготовлению.
  4. Не попадайтесь в ловушку, заявляя своему ребенку, что он может посмотреть телевизор после школы, только пока ест. Объединение этих двух занятий опасно. Подросткам необходимо «остыть», прежде чем приступать к выполнению домашнего задания. Если вы свяжете отдых с перекусом, они научатся переедать в качестве метода прокрастинации. Некоторые подростки рассказывали, что корни их переедания именно в этом — пока они ели, им разрешали смотреть телевизор. Чтобы потянуть время, они продолжали есть (и есть, и есть).

Донесите до них, что вам понятна их потребность отдохнуть после долгого школьного дня, а затем предложите заняться чем-нибудь расслабляющим, прежде чем приступить к урокам. Таким образом вы отделите перекус для удовлетворения голода от просмотра телевизора для расслабления.

  1. Как можно чаще садитесь за стол всей семьей. Это может быть трудно, ведь у подростков куча дел, и они не всегда дома во время трапезы. Однако совместная семейная трапеза даже несколько раз в неделю уже подействует благотворно.
  2. Не используйте время трапезы для упреков или задавания слишком большого количества вопросов. Лучше всего, чтобы за столом царила спокойная и мирная обстановка, это позволит достичь оптимального удовлетворения от еды и распознать сигналы сытости. Лучший способ заставить подростка переедать или отказываться от еды, это затеять ссору за столом!
  3. Не делайте замечаний по поводу того, что и сколько ест подросток. Также следите за языком собственного тела и тела подростка. Никакого «закатывания глаз» — подростки очень чувствительны к критике и осуждению. Даже мельчайший признак того, что его вес неприемлем, может привести к стыду, попыткам сесть на диету, бунту и даже пищевым нарушениям.
  4. Если вы заметили, что ваш подросток переедает, страдает приступами обжорства или стремительно набирает вес, признайте, что это может быть признаком эмоционального стресса или неудовлетворенных потребностей. Проводите с ним качественное время. Будьте терпеливы и дайте понять, что его чувства нормальны и он может выражать их, как и сколько нужно.
  5. Исключите медицинские проблемы. Если их нет и становится ясно, что подростку нужна дополнительная помощь, обратитесь за ней к психотерапевту или нутритерапевту, прошедшим подготовку по интуитивному питанию. Будьте крайне осторожны и сначала выясните убеждения данного человека по части диет и интуитивного питания. Многие подростки рассказывают, что запуск пищевого нарушения совпал у них со встречей со специалистом, который выписал им диету или план питания.
  6. Внимательно следите за собственными отношениями с едой и своим телом. Не позволяйте себе пренебрежительных замечаний о собственном теле и не проводите время в негативных разговорах о том, что вы съели, или о том, как много или мало вы едите.

История Бобби: от сопротивления — к переменам в питании

15-летнего Бобби направил к нам врач с предписанием снизить холестерин и похудеть. Это был явно очень умный подросток с изрядной долей скептицизма. Когда его спросили, какова его цель, он сказал, что пришел только потому, что его послал доктор, но полагает, что хотел бы стать здоровее.

Бобби охотно поделился своей историей. Она включала в себя родителей, зацикленных на правильном питании и спорте, бесчисленные попытки этих родителей заставить его похудеть и болезненные эпизоды эмоционального переедания, которое он не мог контролировать.

В начале лечение Бобби было направлено на то, чтобы помочь ему найти удовлетворение от еды. Это означало уделять внимание еде, когда он был умеренно голоден, чтобы к началу трапезы не оказываться голодным как волк. Вдобавок его сориентировали искать продукты, которые ему действительно нравятся, и есть их медленно, чтобы оценить вкус пищи.

Он ставил собственные цели, так что его потребность в независимости уважалась. Бобби рассказывал, что ел нездоровую пищу, которую покупал в школе и которая ему не особенно нравилась. Одной из первых поставленных им целей было найти более приятную еду, которая заменила бы ту, что не приносила удовлетворения.

Замечательно было видеть, как молодой человек внезапно заинтересовался более здоровым питанием, после того как ему рассказали, что все продукты хороши и ничего ему запрещать не будут. Это был мальчик, который регулярно покупал «игрушечную еду» в школе, а его родители не знали, что он покупает. Подростковый бунт в действии!

Вскоре он решил, что хочет сосредоточиться на отказе от еды, когда замечает, что сыт. Он признал, что еда уже не так удовлетворяет, когда сыт, и упорно работал над тем, чтобы заканчивать трапезу в этот момент.

Спустя несколько месяцев терапии Бобби заметил, что его настоятельная потребность в еде снизилась, потому что запретных продуктов больше не было. Теперь он верил, что всегда сможет их поесть, если таков будет его выбор.

Теперь, когда ему разрешили есть все, что он хочет и когда хочет, оказалось, что он может справиться с большинством других эмоций без помощи еды. Бобби определил способы получения удовольствия от жизни и сообразил, что эти вещи утешают его гораздо больше, чем еда.

Выводы Бобби: впечатления от интуитивного питания

Прошло года полтора с тех пор, как Бобби стал приверженцем интуитивного питания. Парень вошел в приемную в новом свитере и небрежно упомянул, что пришлось купить кое-какую новую одежду — вся старая вдруг оказалась на два размера велика. Когда его спросили, как он себя по этому поводу чувствует, он заговорил о том, как он рад, что стал здоровее и что холестерин упал. Он также гордо заявил, что его кардиолог настолько впечатлился его достижениями, что попросил Бобби поговорить с другими пациентами и научить их тому, что сделал сам. И тут он произнес речь о своем опыте, в том числе:

  • никто меня не заставлял это делать. Я не пытался угодить доктору. Это был я! Это был мой выбор;
  • это не было состязанием. Никто не давил, чтобы я похудел или встал на весы. Никаких конкретных цифр, которых я пытался бы достичь, поэтому никаких ожиданий. Я не добивался и не превосходил никакой результат, и никто не говорил, что я делаю недостаточно;
  • я не чувствовал себя ни в чем обделенным (рассказывая о то, что он ел в тот день, Бобби упомянул мороженое);
  • я не чувствовал себя виноватым за то, что я ел;
  • это была смена образа жизни, а не диета;
  • до этой работы мама говорила, что мне всю жизнь придется следить за тем, что я ем;
  • люди не хотят, чтобы их пугали. Они не хотят, чтобы им говорили, что они плохие. Это не помогает. От этого становится больно, обидно и стыдно. И люди едят, чтобы задавить это чувство;
  • люди не хотят, чтобы их заставляли делать все и сразу. Лучше всего начинать постепенно;
  • когда говорят, что еда плохая и ее не надо есть, ты не чувствуешь приятного вкуса еды — ты чувствуешь бунт, когда ешь эту еду. И от этого бунта тебе хорошо!
Читать еще:  Помогает ли бег похудеть отзывы

Моя дочь толстая, потому и одинокая

Моей дочери 40 лет, весит она 110 килограммов. У нее не было и нет отношений. Хорошая работа, отдельная квартира, машина – все есть, а любви никогда не было. От природы она красавица, и был недолгий период, когда была стройной, однако много ест, физической нагрузки никакой. Максимум, что делает, – платит за массаж и аппаратные процедуры, чтобы стать стройнее, но происходит это редко и бессистемно, результата нет. При каждой встрече спрашивает: «Мам, правда я похудела?» – и обижается, если я не говорю, что это так. Пыталась ей подыгрывать, но это не помогло. Ни разговоры, ни множество тренингов по саморазвитию не помогли. Попыток похудеть было множество, шкаф уже несколько лет забит новой одеждой на три-четыре размера меньше. Но время идет, ничего не меняется. Тревожусь о ней, но не знаю, как помочь. Не нашла никакой информации о том, как вести себя маме ребенка (пусть и взрослого) с ожирением. Можно сказать, что это ее выбор, она сама решает, как ей жить. Но это как видеть, что твой ребенок болен, и не помочь ему. Страшно за нее, из-за того, что она одинока.

Оцените тему материала по шкале от 1 до 5. Статью уже оценили 8 чел.

Алена

Наталья, сложно дать совет маме 40-летней «девочки», как заставить ребенка похудеть и стать счастливой. Прежде всего, потому что прямой зависимости между избыточным весом и даже ожирением и счастьем в личной жизни не существует. Твоя дочь одинока не потому, что она толстая, а потому, что она не умеет строить отношения с другими людьми. У меня была приятельница, при росте 162 см она весила 105 кг, тоже и худела, и поправлялась, был период стройности, но срывалась, ибо поесть любит. Замужем, ребенок, работа, полно друзей, знакомых по всей стране. Потому что человек она очень открытый, позитивный и не особо комплексует по поводу своих габаритов. А есть «крупногабаритная» приятельница, которая никогда не испытывала проблем в кавалерах, которой уже под 50. И вот уже 10 лет она живет с мужчиной, который младше ее на 10 лет. Так что, прости, но не могу поддержать тебя в твоем желании списать проблемы дочери на личном фронте на избыточный вес. Хотя и понимаю, с чем это желание связано. Ведь иначе придется признать, что упустила в воспитании дочери что-то очень важное. Не дала ей ощущения уверенности в себе, самоценности, не показала, как правильно общаться с другими людьми, чтобы это общение было интересно для обеих сторон.

Как это исправить? Ну, хотя бы прекрати считать дочь жирной неудачницей. Помоги ей принять себя, а не «мотивируй» на похудение, потому что ты уже должна бы понять, что такая «мотивация» не работает. Прими дочь, как есть. Предложим ей вынуть из шкафа одежду, которая ей мала, и которая тоже не мотивирует ее на похудение, а только, наоборот вгоняет в депрессию по поводу веса. Устройте с нею шопинг, пусть она купит то, что ей в пору и что ей идет. Пусть почувствует себя красавицей, а не толстухой, на которой ничего не сходится. Ей будет в разы легче принять себя, если ты будешь на ее стороне. А уже на этой позитивной волне она сама решит – худеть ли и как.

Сергей

Наталья, на мой взгляд, пытаться переделать человека, которому уже за 40 лет – бессмысленно. Тем более, если женщина делала попытки измениться, но не захотела пойти до конца. В таких условиях, увы, ничего толком не поможет, пока она сама, всерьез, не захочет изменений. Вернее, не помогут уговоры и увещевания, ибо, как бы это ни было удивительно, но твоей дочери нравится подобная жизнь, и менять она ничего не желает. Кстати, почти также живут и пьяницы. Понимают пагубность пристрастий, но не испытывают желания отказываться, пока здоровье позволяет.

На мой взгляд, в интернете вполне можно искать информацию о том, как бороться с зависимостями, и черпать идеи воздействий оттуда. Ведь твоя дочь, судя по всему, зависима от еды. Вот и попробуй представить ей происходящее, как заболевание, и начните лечиться. Сходите к диетологу реальному, а не с форума в интернете, пройдите обследование и посмотрите на печальную картину внутренних проблем. Возможно, именно страх за собственное здоровье, сможет сдвинуть дело с мертвой точки.

Коме того, из реальной жизни знаю примеры, когда в подобных ситуациях помогало вовлечение пациента в общую активную деятельность. Имею в виду ситуацию, при которой родители записывались в спортклуб и почти силком затаскивали туда же своих великовозрастных детей. Попробуй. Ну и на диету можете вместе сесть, да еще и знакомых «подбить», чтобы группа была посолиднее, а шансов «отмазаться» поменьше. Так что бери процесс в собственные руки, и пытайся вовлечь дочь личным примером. А в разговорах, как мне кажется, нужно не молчать многозначительно, а, наоборот, всегда говорить правду. Если реально похудела, то хвалить. Если же нет, то так и говорить.

Кто из экспертов прав?

Проголосуйте за одно из мнений. Какая точка
зрения вам ближе?

Ребенок с лишним весом: наша история

С детства моя дочь была расположена к полноте. У нее не было ожирения, но с каждым годом она все больше и больше начинала выделяться из окружения сверстников, которые по мере взросления заметно теряли младенческую пухлость.

Когда моя дочь пошла в школу, девочки в ее классе, все как на подбор, оказались худыми. Начались насмешки. Дочь приходила и рассказывала, как ее то по-дружески, то, чтобы уколоть, называли кабанчиком и хомяком.

В этой статье я хочу рассказать о нашем опыте, о наших ошибках и победах, об открытиях и выводах, которые мы сделали, проходя трудным путем борьбы с привычками и желаниями.

Фото — фотобанк Лори

Ответственность – на маме

Учительница в нашем классе была стройной женщиной, но у ее дочери также был лишний вес: она была на год младше нашей, но гораздо крупнее. Иногда я звонила преподавателю и спрашивала, предпринимает ли она что-либо для того, чтобы помочь своему ребенку похудеть. Я рассказывала ей о своих переживаниях, но она уверяла меня, что я зря беспокоюсь, что моя дочь вовсе не толстая, а когда нашим детям будет нужно, они и сами смогут быстро сбросить лишний вес.

Меня не успокаивали такие аргументы, ведь существует масса людей, так и не справившихся с этой проблемой. Наблюдая за дочерью, я видела, что ее недовольство собой не мобилизует ее силы и не мотивирует на то, чтобы прилагать старания, а напротив, вгоняет в уныние, главным посылом которого является: «Все равно я толстая и некрасивая (терять нечего, съем-ка я еще один пирожок)».

Я понимала, что ответственность за благополучие моей дочери, за ее здоровье, хорошее физическое и эмоциональное самочувствие большей частью лежит на мне – именно я, ее мама, должна приложить все усилия для того, чтобы помочь ей.

Наследственность

Мой муж в детстве был пухлым мальчиком, но к 14-ти годам лишний вес ушел. Он успокаивал меня, мол, дочь пошла в него, и все само собой разрешится. Однако, родственники, на которых моя дочь была очень похожа, имели проблемы с лишним весом и во взрослом возрасте. Этот факт тревожил меня.

Пристрастие к мучному

Вместе с физиологической расположенностью к полноте моя дочь была спокойной по характеру, когда подросла, перестала любить активные игры и еда была не последним ее увлечением. Если в малышковом возрасте она ела только любимые блюда, то с годами круг ее предпочтений расширялся. Она не позволяла себе ни чипсов, ни десятков гамбургеров, но постоянно, по чуть-чуть она должна была съесть какую-то мучную сладость после приема пищи, а так же во время перекусов.

Читать еще:  Экспресс похудение за 10 дней

Я всегда любила готовить, особенно – печь. Мне в голову никогда не приходила мысль, что домашняя выпечка может играть большую роль в наборе веса, ведь мы не ели ее бесконтрольно, к тому же я считала, что домашняя еда всегда полезнее и лучше магазинной. Поэтому я пекла… практически каждый день. Как оказалось, мы только думали, что контролируем себя и не съедаем лишнего на десерт, мы глубоко ошибались в размере своих порций мучных сладостей.

Размер порций

Еще одним толчком в наборе веса у моей дочери стал факт моего 5-месячного отсутствия дома. Все это время я лежала в больнице, муж с 7-летней дочерью навещали меня. Когда они приходили ко мне, я замечала, что моя девочка становится полнее, но я отгоняла эти мысли, думая, что просто отвыкла от своего ребенка. Потом мне начали говорить знакомые, что моя дочь поправилась. Однажды, когда меня отпустили из больницы на короткое время домой, я к своему ужасу увидела, что муж кладет дочери столько же пельменей, сколько и себе! Тогда я поняла, что мне не казалось – моя девочка и вправду начала полнеть еще сильнее.

Как-то раз к нам в гости пришли приятели – муж и жена. Мы сидели за столом и общались. Поскольку на руках у меня был маленький сын, мое внимание было направлено на гостей и на младенца. Когда моя дочь вышла из-за стола, наша гостья подсела ко мне поближе и поделилась: «Я заметила, что твоя дочь съела достаточно много пиццы. Из своего опыта скажу тебе, что, если ты сейчас не поможешь ей похудеть, она может всю жизнь мучиться от лишнего веса, как это было у меня. Я тоже с детства всегда была «откормленным» ребенком, всегда комплексовала из-за этого. Пока твоя дочь еще не выросла, помоги ей, контролируй ее».

Попытки и ошибки

На определенном этапе мы договорились с дочерью о том, что я буду контролировать ее питание, чтобы ей было легче не съедать лишнего. Мы удовлетворялись тем, что наша девочка учится «держать себя в узде», тогда как у ее ровесников просыпался подростковый аппетит. Но особых результатов наш контроль не давал, вес был «на грани»: не было ожирения, но и не было стройности, дочь комплексовала и не нравилась сама себе.

Вместе с попытками регулировать питание дочери в наших с ней отношениях периодически начали возникать конфликты. Ее начал раздражать контроль, меня – то, что дочь не ценит моей помощи. Время от времени мы доходили до «точки кипения» и я решала бросить всю эту затею с похудением, в глубине души надеясь, что сбудутся слова учительницы, и дети похудеют сами, когда захотят. Но дочь просила не прекращать контролировать ее.

Я понимала, что ей страшно от того, что она может не справиться, к тому же внутренний дискомфорт делает свое дело – появляются комплексы, закрытость, угрюмость. Мы с мужем старались поддерживать ее, говорить ей о том, что она красивая, что лишний вес, даже если он есть, – не помеха для того, чтобы быть счастливой и успешной, но понимали, что бросали слова на ветер.

Вместе со страхами дочери росли мои страхи, и их было гораздо больше. Что будет, если у моей девочки будут проблемы в личной жизни из-за ее фигуры? Что, если наша борьба за вес приведет к анорексии или булемии? Вдруг вес начнет расти тогда, когда я уже не смогу контролировать ее? Как повлияет полнота на ее здоровье?

Прозрение

Семь лет назад я сама решила стать стройнее, и без всяких диет успешно сбросила 15 кг. Когда дочь подросла, я постоянно рассказывала ей секреты похудения, которые использовала сама. Мне казалось, что так же легко будет сбросить вес моей девочке, но я видела, что результатов практически нет.

Прозрение наступило в тот момент, когда я поняла свою главную ошибку. Мне хотелось научить правильно питаться лишь дочь, все остальные в нашей семье не имели цели похудеть и могли есть все, что хотят и сколько хотят. Почему-то я думала, что пироги в холодильнике могут лежать для других, а моя дочь должна научиться видеть их и не желать. Но так не получалось, это не работало. Мне хотелось, чтобы в нашем доме было разнообразие сладостей и десертов к чаю, но чтобы дочь от них держалась подальше.

Итак, я определила для себя самое главное правило: необходимо изменить культуру питания всей семьи.

Это означало, что худеть мы будем все вместе, потому что изменим принципы своего подхода к пище. Первым нежелательным продуктом на нашем столе стала белая мука и изделия из нее. Когда я перестала печь каждый день, я поразилась, как долго у меня на полке застаивается мука. Раньше она просто улетала, я готовила из нее не только сладкое, но и разные закуски. Хлеб в нашей семье особо не ели, мы привыкли к хлебцам, поэтому с этим проблем не возникло.

Надо сказать, что мне пришлось перестраиваться на новый лад, придумывать такие блюда, в которые не входит тесто. Мы не исключили муку вообще, но использовали ее редко и старались употреблять не белую, а цельнозерновую, так же и макароны мы стали покупать из цельного зерна.

Сложнее всего было придумывать что-то к чаю. Мы не собирались отказываться от сахара вообще, но свели его употребление к минимуму. Я стала сушить пастилу, подавать десерты с медом, к чаю покупать йогурты, горький шоколад.

Роль мамы в процессе похудения ребенка

Жизнь без пирогов, вернее, почти без них, начала давать результаты: стрелка весов, наконец, дрогнула и начала опускаться вниз. Очень важно в этот момент разделить радость победы вместе с ребенком.

Моя дочь уже подросток и для нее футболка, которая раньше обтягивала, а теперь начала висеть на ней, начавшие спадать штаны – очень символичные признаки, это как бы дверь в новый для нее мир, в котором она никогда не была. Она всегда хотела быть стройной, и вот, этот процесс начался. Я видела восторг своей девочки, и, мне кажется, ликовала больше, чем она.

На волне радости мы решали, какие новые небольшие изменения будем вносить в свою жизнь для здоровья и стройности. В этот «путь» я решила отправиться вместе с дочерью, потому что это самый эффективный способ добиться результатов: делать все вместе с ребенком.

По утрам мы решили выпивать стакан воды за полчаса до завтрака. Это небольшое, но полезное правило, которое также способствует правильному пищеварению.

Я начала изучать информацию о питании, улучшающем обмен веществ. Так мы поняли, что необходимо включить в наш рацион как можно больше растительной пищи. Это хороший способ заставить кишечник работать и очищать организм.

Также я использовала те методы правильного питания, которыми пользовалась когда-то сама для похудения. Это частое употребление пищи маленькими порциями, поддержка ощущения непереполненного желудка, медленное принятие пищи и т.д.

Стрелка наших весов медленно, но верно опускалась вниз. Теперь уже не только дочь, но и я начала с интересом наблюдать за происходящими изменениями, ведь новый образ жизни сказывался и на моей фигуре.

Я с наслаждением наблюдала за тем, как преображается моя девочка, как она, и без того красивый ребенок, хорошеет день ото дня. Я обязательно старалась сделать комплимент дочери, сказать, как восхищаюсь ею.

Вместе мы смотрели различные передачи, в которых рассказывалось, как питаться правильно, чтобы нормализовать вес и укрепить здоровье, вдохновлялись просмотром фото и видео людей, сбросивших много килограммов.

Для того чтобы дочь больше двигалась и гуляла на свежем воздухе, мы купили ей самокат. Это разнообразило ее прогулки с друзьями, помогло ей больше двигаться и интересно проводить время в различных поездках – мы везде брали с собой самокаты и для дочери и для сына – вдвоем кататься веселее.

Мы поняли, что нужно искать замену увлечению вкусной едой, ведь очень многие люди заедают стресс и скуку. Различные внешкольные занятия помогают отвлечь внимание от холодильника, а также заполнить то время, в которое ребенок может от безделья поедать очередной пончик. Здесь подойдут любые кружки, секции и даже просто интересные занятия дома (вязание, рисование, чтение и т.п.). Но, конечно, наиболее эффективно проводить время подальше от полок с едой.

Достигнутые нами результаты стали играть роль сдерживающего фактора от переедания: ведь нам не хотелось возвращаться к прежним цифрам на весах и портить картину, которой добивались с усилием.

Таким образом, наши дружеские отношения с дочерью, регулярное близкое общение на разные темы, общие интересы и достижения помогали без особого напряжения менять подход ко многим важным вещам.

Мне, как матери, очень хочется надеяться, что наши дети научатся здоровому образу жизни и перенесут этот опыт в будущем на свои семьи. Хочется верить, что даже после родов моей дочери не придется мучительно подыскивать способы, чтобы «есть все и худеть», и что она не придет к выводу, что вкусная еда – самое увлекательное занятие в этой жизни.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector