Weddingflora.ru

Женские штучки
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Все психологи счастливы

Все психологи счастливы. Или нет?

Их приглашают на телевизионные ток-шоу, их лекции собирают полные залы, их книги становятся бестселлерами. Согласно опросам, психологи и психотерапевты в среднем счастливее, чем представители других профессий. Но могут ли они стать примером для подражания? Их знания, практика, умение проникнуть в тайны психики — делает ли все это их счастливее? Нет ничего более спорного.

В среде психологов любят рассказывать истории из жизни, которые скорее свидетельствуют об обратном. Один великий психоаналитик упрекает себя в том, что не смог предотвратить самоубийство своей жены. Другой терапевт, холостяк, страдает от того, что все его любовные истории заканчиваются скандалами. У детского психиатра никогда не было детей…

Вспомним и об отце психоанализа Зигмунде Фрейде, чей юмор скрывал склонность к депрессиям. Подтверждают ли психологи поговорку о сапожнике без сапог? И какие качества обретают благодаря профессии?

Более уязвимые

История показывает, что путь в психотерапию часто начинается с глубокой душевной раны, которую будущие специалисты пытаются излечить, изжить, изучая и на себе проверяя практикуемый ими метод. Можно сказать наверняка, что многие психологи начали заниматься именно этой наукой, потому что страдают или страдали сами.

У знаменитого американского психотерапевта Ирвина Ялома было несчастное детство, он был жертвой антисемитской атмосферы в школе. Французский этолог Борис Цирюльник очень рано лишился семьи в результате депортации 1942 года. Дело не ограничивается несчастливым детством.

Психиатр и психотерапевт Кристоф Андре страдал от тревожности и депрессии и долгие годы был бессилен их победить.

Основатель советской экспериментальной патопсихологии Блюма Зейгарник, уже будучи знаменитым ученым, пережила семейные драмы, арест и гибель мужа, гонения на «космополитизм». После благополучной юности ее жизнь вплоть до 60 лет была полна лишений и потерь. Но «она умела в нужный момент запускать механизм, который создавал для нее ощущение безмятежности, — вспоминает ее внук, фотограф Андрей Зейгарник. — Как будто точно знала, что под всеми житейскими бурями в ней скрывается какая-то гладь, с которой она никогда не теряет связи».

У многих легендарных психотерапевтов не все было в порядке со здоровьем: «Это известно, в частности, про шотландского психиатра Рональда Дэвида Лэйнга и про основоположника гештальт-терапии Фрица Перлза, — напоминает психолог Дмитрий Леонтьев. — Но эти особенности не мешали им в профессиональной жизни, скорее помогали».

С этим соглашается психотерапевт Владимир Баскаков: «Недавно мы с коллегами обсуждали наши собственные болезни и страдания. И пришли к выводу, что благодаря этому мы можем более чутко ощущать своего клиента, у нас с ним появляется общее пространство переживания».

Психологи и психотерапевты не более других защищены от душевных травм и превратностей судьбы. Но некоторым из них удается благодаря профессии найти свой способ совладать с бедами, и этим опытом они могут поделиться с клиентами.

Более свободные

«Свободные» — именно это слово часто (чаще, чем «счастье») приходит нам в голову, когда мы думаем о личной жизни психотерапевтов. Многие из тех, кто стоял у истоков психоанализа, старались осмыслить и закрепить в теории ту личную свободу от правил и условностей, которую отстаивали на практике.

Примечательна судьба дочери русского генерала, ученицы Фрейда, писательницы и психотерапевта Лу Саломе. Уже в ранней молодости она стала femme fatale («роковая женщина» — пер. с фр.) западной интеллектуальной элиты. Она умела быть для мужчин и неповторимым интеллектуальным партнером, и «смутным объектом желания».

Лу Саломе не особенно считалась с этическими требованиями своего времени. Ее сексуальная жизнь началась только в 35 лет — после опытов дружеского и творческого сожительства с мужчинами и многих лет брака. Как пишет философ Лариса Гармаш, «вся ее жизнь была неким уникальным экспериментом — она словно испытывала на эластичность границу между мужским и женским началом: сколько «мужского» она в состоянии вобрать в себя без ущерба для своей женственности» (сборник «Эротика», Культурная революция, 2012).

Мы не знаем, была ли Лу Саломе счастлива, но она определенно была свободной и умела делать свободными своих пациентов.

Знание психологии не избавляет от конфликтов, но дает возможность яснее видеть душевную организацию других и легче идти на примирение

«Профессия гештальт-терапевта дала мне свободу, — рассказывает психотерапевт Марина Баскакова, — прежде всего свободу мысли. Нельзя быть психологом, не научившись осознавать и принимать себя. А такое принятие создает опору внутри собственного «Я»: доверие к себе, чувство, что на себя можно опереться».

Это, в свою очередь, ведет к автономности, независимости. Отсюда свобода мысли и возможность жить согласно собственным стремлениям, не следуя стереотипам, которые диктует общество, и не стремясь оправдать ожидания.

«Моя профессия дала мне разрешение быть тем, кто я есть, — продолжает Марина Баскакова. — И проявлять себя в соответствии с этим. Простой пример: я умею о себе заботиться, заснуть, если я устала, сделать паузу в разговоре, если мне нужно подумать. Прежде для меня это было большой трудностью: я, как и многие, считала это неправильным, неприемлемым. И в том, что касается телесных проявлений, я тоже стала свободней: я не чувствую себя пленницей представлений о внешности женщины».

И все же многое зависит от профессиональных убеждений психолога, замечает Дмитрий Леонтьев: «Есть направления, которые отрицают свободу, например бихевиоризм. Бихевиористы менее свободны, потому что в свободу не верят. Это самосбывающееся пророчество».

Более проницательные

Психологам (по сравнению с нами) понятнее они сами, а потому они яснее видят свои отношения с другими людьми.

«Знание психологии не избавляет от конфликтов, — признается психолог и сексотерапевт Мария Эриль, — но мне стала виднее душевная организация других, поэтому мне легче идти на примирение. Раньше я дольше обижалась, приписывая другим враждебные мотивы, а сейчас вижу, как другие хрупки и ранимы.

Иногда конфликт говорит о том, что между нами есть глубокие ценностные различия, из-за которых каждый пойдет дальше своей дорогой. Но даже в этом случае я предпочитаю расставаться мирно. А если отношения долгие, в них вложено много эмоций, то я готова работать над собой, чтобы сохранить их.

Самый для меня трудный в общении человек — моя ближайшая подруга. Но то, что мы прошли вместе, говорит о ценности наших отношений и о том, что они могут стать более гармоничными».

Счастье — это не «остановись, мгновенье!», а чередование событий, которые наполнены не только восторгом, но и горечью

Знания о человеческой психике не дают универсального ключа ко всем ситуациям, но профессиональное обучение тренирует особые навыки общения. Поэтому Дмитрий Леонтьев считает, что правильнее говорить не о проницательности психотерапевтов, а об их чувствительности.

«Само понятие проницательности исходит из того, что в каждом есть скрытая суть. Надо до нее только докопаться, и она все объяснит, — рассказывает Дмитрий Ленотьев. — Это аристотелевский взгляд на вещи. Аристотель говорил о внутренней сущности, которая определяет человека. Если ее познать, то можно предсказать его поведение.

Предполагается, что человек всегда равен этой внутренней сущности и самому себе. Но современная психология считает, что человек не всегда равен самому себе. Более того, как раз там, где мы не стремимся быть равными самим себе, происходит развитие. И чувствительность к этой динамике облегчает понимание того, что происходит каждую минуту и постоянно вносит коррективы в наше представление о другом и о себе».

Более открытые

Очевидно, что обостренное восприятие, способность тонко чувствовать не обещает личного счастья их обладателям, в том числе и психологам. А некоторые из них вообще затрудняются с ответом, когда речь заходит о счастье. Ведь в нем так много разных аспектов, которые трудно собрать воедино.

«Бывают моменты, всполохи, вспышки переживания счастья… — признается Владимир Баскаков. — Часто мы говорим о счастье, когда вступаем в отношения, — в это время мы чувствуем себя наполненными, как на вдохе, и зовем это счастьем. Но есть не только вдохи, но и выдохи. И вдохов не может быть больше, чем выдохов, — так дышать нельзя.

Читать еще:  Медкруг психологическая помощь родственников с ба

Психология помогает понять и принять это, не паниковать, например, когда в семейной жизни наступает время выдоха. Счастье — это не «остановись, мгновенье!», а чередование событий, которые наполнены не только восторгом, но и горечью. А все это в совокупности дает жизнь».

Возможно, главное — не топтаться на одном месте, всегда осознавать собственные желания, иди своей дорогой. И не обманываться, вступая на чужие пути.

Случай из практики Зигмунда Фрейда: «История Доры»

О том, что Зигмунд Фрейд был великим теоретиком, а его учение оказало решающее влияние на ход развития психологии в ХХ веке, знают все. О том, как именно он работал с пациентами, известно немного. Истории шести пациентов собраны в книге «Знаменитые случаи из практики Зигмунда Фрейда». Мы публикуем первую из них — историю Доры.

Бег в колесе неоправданных ожиданий

У многих из нас есть та самая подруга, которая, попадая в свою «больную» тему, не может остановиться. «Нет, ну ты представляешь…» — начинается знакомое до нервного тика повествование. Просто у нее срабатывает присущий каждому из нас механизм зацикленности на неоправданных ожиданиях.

Компьютерные игры глазами психолога

Зависимость от компьютерных игр – новый вид психологической зависимости, при которой компьютерная игра становится ведущей потребностью человека. Вроде бы данный вид зависимости не столь страшен, как алкоголизм или наркотическая зависимость, при которых токсичные вещества становятся незаменимыми для нормального обмена веществ. Но это лишь на первый взгляд, ведь современные компьютерные игры становятся все более «продвинутыми» и все совершеннее имитируют реальность, поэтому все больше людей становятся их заложниками.

Немного статистики

Статистика по распространенности данной зависимости существенно отличается у разных исследователей. Доктор психологических наук Александр Георгиевич Шмелев считает, что около 10–14% людей, пользующихся компьютером, являются «заядлыми игроками». В то же время психолог Гарвардского университета Мареза Орзак приводит куда менее утешительную статистику: она считает, что среди лиц, играющих в компьютерные игры, 40–80% страдают зависимостью.

Существуют некоторые гендерные и возрастные аспекты подобной аддикции (англ. addiction – зависимость, пагубная привычка, в широком смысле, – ощущаемая человеком навязчивая потребность в определённой деятельности). Интенсивность увлечения компьютерными играми более выражена среди юношей, чем среди девушек. Юноши, в среднем, расходуют на компьютерные игры в 2 раза больше времени. Чем старше и образованнее человек, тем он меньше времени тратит на компьютерные игры (появляются совершенно другие цели, и становится жалко тратить время впустую).

Причины

Причины возникновения зависимости от компьютерных игр следующие:

  • отсутствие ярких и интересных моментов в реальной жизни. Все настолько буднично и заурядно, что человек ищет простой и часто дешевый способ разнообразить свою жизнь. Так он начинает приобщаться к виртуальному миру;
  • скрытый комплекс неполноценности, различные психологические травмы в детском и подростковом возрасте являются следствием того, что человек «недоиграл» своевременно, вот он и пытается наверстать упущенное;
  • довольно часто подобная зависимость развивается на почве сексуальной неудовлетворенности, когда отношения с противоположным полом не складываются, и человек старается на что-то «переключиться»;
  • иногда первым шагом на пути к развитию данной аддикции становится «лишнее» время. Например, люди, вынужденные пребывать на рабочем месте с 9 до 18, когда это время нужно просто «отсидеть», начинают приобщаться к компьютерным играм или бесцельному блужданию по сети.

Психология игровой зависимости

В основе механизма формирования компьютерной зависимости лежит уход от реальности и потребность в принятии определенной роли. В большинстве случаев это является средством компенсации жизненных проблем. При этом человек начинает себя реализовать в игровом мире, а не в реальном.

Сейчас существует множество компьютерных игр, к счастью, не все они одинаково опасны. Условно их можно разделить на ролевые и не ролевые. Определив, к какой из категорий относится игра, можно оценить, насколько она опасна.

Ролевые игры отличает их выраженное влияние на психику человека. При этом человек «вживается» в определенную роль, отождествляет себя с каким-то персонажем, одновременно уходя от реальности.

Среди ролевых игр можно выделить 3 типа:

  1. с видом «из глаз» персонажа;
  2. с видом «извне» на своего героя;
  3. руководительские игры.

Сильнее всего «затягивают» игры с видом «из глаз». Геймер полностью идентифицирует себя с определенным компьютерным персонажем, максимально входит в роль, ведь он «смотрит» на виртуальный мир глазами своего героя. Буквально через несколько минут после начала сеанса человек начинает терять связь с реальным миром, полностью переносится в виртуальный мир. Он настолько отождествляет себя с компьютерным героем, что может считать действия компьютерного персонажа своими собственными, а сам виртуальный мир начинает им восприниматься как реальный. В критические моменты он может ерзать на стуле, пытаясь увернуться от выстрелов или ударов, бледнеть.

Если смотреть на своего героя «извне», то сила вхождения в роль меньше, по сравнению с предыдущим типом игр. Несмотря на то, что отождествление с компьютерным персонажем выражено менее, эмоциональные проявления, связанные с игрой, все равно присутствуют, что видно во время неудач или гибели компьютерного героя.

При руководительских играх человек руководит несколькими (или множеством) персонажей. Он не видит на экране своего героя, а придумывает себе роль. Выраженное «погружение» возможно только среди людей с развитым воображением. Психологическая зависимость, формирующаяся при руководительских играх, довольно выраженная.

Симптомы игровой зависимости

Существует ряд признаков зависимости от компьютерных игр:

  • одним из основных симптомов компьютерной зависимости является выраженное раздражение, возникающее в ответ на вынужденную необходимость отстранения от любимого занятия. Когда же игра возобновляется, сразу можно заметить эмоциональный подъем;
  • частым симптомом компьютерной аддикции является неспособность спрогнозировать время завершения сеанса, играющий будет откладывать его снова и снова;
  • компьютер становится центром жизни зависимого человека, поэтому при общении с окружающими самой интересной для него темой будет обсуждение его любимой компьютерной игры;
  • по мере прогрессирования зависимости нарушается социальная, трудовая и семейная адаптация человека – он забывает о служебных, домашних делах, об учебе, утрачивает интерес к ним;
  • наличие психологической аддикции отражается и на привычках человека: чтобы больше времени проводить за компьютером, он все чаще принимает пищу, не отходя от монитора, пренебрегает личной гигиеной, сокращается время на сон, а сами компьютерные сеансы удлиняются.

К счастью, развивается данная зависимость не одномоментно, она проходит ряд стадий. Чем раньше заметить ее наличие, тем легче будет с ней справиться.

Стадии игровой зависимости

Выделяют следующие 4 стадии зависимости от компьютерных игр:

  1. Начальная стадия – легкая увлеченность. Она наступает тогда, когда человек уже несколько раз поиграл, как говорится, «вошел во вкус». Такое времяпрепровождение дает человеку положительные эмоции. На этой стадии игра имеет ситуационный характер, человек играет эпизодически, только при определенных условиях, когда есть свободное время, но играть в ущерб чему-то важному он не будет.
  2. Следующая стадия – увлеченность. Переход к этой стадии можно определить по появлению новой потребности – игры. На этой стадии человек уже играет систематически, а если нет такой возможности, то он может чем-то пожертвовать, чтобы выделить время для любимого занятия.
  3. И наконец, стадия зависимости. В пирамиде ценностей игра возводится на верхний уровень.
    Зависимость может проявляться в виде одной из двух форм – социализированной и индивидуализированной.
    • Индивидуализированная форма – худший вариант, для нее характерна утрата контактов с окружающими. Человек очень много времени проводит за компьютером, потребности общаться с семьей, друзьями, окружающими у него не возникает. Компьютер и все, что с ним связано для таких людей – своеобразный «наркотик», необходимо регулярно принимать очередную «дозу». В противном случае возникает «ломка» в виде депрессии, повышенной раздражительности.
    • Для социализированной формы характерно сохранение социальных контактов. Люди, страдающие подобной зависимостью, предпочитают сетевые игры. Подобное занятие для них является не столько «наркотиком», сколько соревнованием. Данная форма менее пагубна для психики по сравнению с индивидуализированной.
  4. Со временем (это может наступить через несколько месяцев или даже лет) наступает стадия привязанности. Игровая активность человека угасает, он начинает интересоваться чем-то новым, могут налаживаться социальные и трудовые контакты. Однако совсем «распрощаться» с игрой человек самостоятельно не может. Эта стадия может длиться долгие годы. Появление новых игр может провоцировать всплеск игровой активности.
Читать еще:  Замужняя любовница женатого мужчины психология отношений

Последствия игровой зависимости:

  • снижается самооценка, нарушается самосознание человека, со временем он может ощущать себя не реальной личностью, а компьютерным персонажем;
  • люди, страдающие подобной аддикцией, привыкают к тому, что удовольствие можно достичь без каких-либо серьезных действий, волевых усилий, со временем в реальном мире они перестают проявлять инициативу, становятся пассивными, происходит деградация личности;
  • последствием зависимости может быть нарушение семейной и социальной адаптации. Играющий все больше времени уделяет компьютеру, на этой почве возникают конфликты в семье. Со временем могут отворачиваться друзья, если они не разделяют увлечения компьютерной игрой;
  • все большая тяга к игре отражается и на профессиональной деятельности человека: он может играть в рабочее время, когда нужно выполнить какое-то срочное дело. Безынициативность, стремление как можно скорее уйти с работы, халатное отношение к своим трудовым обязанностям неминуемо приводят к проблемам на работе и даже к увольнению;
  • для того чтобы играть в некоторые компьютерные игры, необходимо платить за разные услуги. Последствием зависимости от подобных игр могут стать долги. В надежде выиграть человек может одалживать существенные суммы денег, брать кредиты;
  • при длительном сидении за компьютером страдает не только психика человека, но и его физическое состояние. Ухудшение зрения, избыточный вес и нарушение работы желудочно-кишечного тракта вследствие недостаточной двигательной активности и нерегулярного питания, проблемы с позвоночником – эти и другие заболевания могут развиться на почве чрезмерного увлечения компьютерными играми.

Возможно, вам будет интересно узнать о лечении компьютерной зависимости.

5 мифов, мешающих жителям России обращаться к психологам

На Западе, как известно, любят ходить к психологам, чтобы обсудить всякие жизненные проблемы. В России к психологам ходят единицы. Потому что в нашем обществе укоренились мифы. Мы выделили пять основных и попросили прокомментировать их Светлану Крылову, руководителя психологического центра «Маяк», семейного системного психолога и расстановщика.

Миф 1. Обратиться к психологу – проявить слабость

– В Европе, кажется, никто уже не стесняется психологов. А в России считают, что «только слабаки идут к мозгоправам». Так?

– Это правильное наблюдение. В России действительно очень неразвита культура обращения за помощью, это просто не принято. А европейцы так воспитаны: визит к психологу воспринимают как профилактический визит к любому другому специалисту. Хотя все мы сталкиваемся со сложными ситуациями, когда самостоятельное решение дается крайне сложно. В такие моменты визит к психологу – это разумно.

– У нас предпочитают обращаться к друзьям или родственникам.

Да, так и есть. Понятно, что поддержка близких необходима, но этого недостаточно. Друзья не будут затрагивать болезненные темы, они просто утешат. Психолог же разберет все деструктивные и неприятные моменты, которые друзья могут не видеть или сознательно не говорить о них, чтобы не делать больно. Но именно через внутреннюю боль зачастую человек выходит из кризиса.

– А есть группы людей, которые чаще других прибегают у нас к психологической помощи? Скажем, люди определенного пола или возраста.

У разных специалистов может быть разный контингент. Я семейный системный психолог, так получается, что моя аудитория – это в основном женщины. Я предполагаю, что и у большинства психологов так же.

– А почему именно женщины?

– Это напрямую связано с мифом о проявлении слабости. Мужчине обратиться за помощью и как бы признать свою слабость, понятное дело, гораздо сложнее. Это очень заметно прямо во время работы с мужчинами. А большинство женщин без проблем признают, что нуждаются в помощи, и не считают это зазорным.

Миф 2. Здоровым людям не требуется психологическая помощь

– В России так считают: здоровые люди не нуждаются в психологической помощи.

– До сих пор частью менталитета многих русских людей является позиция «к психологам ходят психи». Конечно, это касается не всех. Но многие боятся мысли о походе к психологу, потому что боятся почувствовать себя ненормальным. Да, мне кажется, это одна из основных причин, по которой огромное количество людей в России не обращаются к психологам.

– Но я правильно понимаю: психолог работает со здоровой психикой, в отличие от психотерапевта или психиатра?

Психолог работает посредством беседы, психотерапевт совмещает беседы и медикаментозное лечение, психиатр делает основной упор на препаратах, так как работает с тяжелыми патологиями. К психологу может прийти человек с абсолютно здоровой психикой, просто испытывающий жизненные затруднения.

– Сталкивались ли вы с ситуацией, когда кто-то из клиентов нуждался в медикаментозном лечении?

Да, несколько раз я наблюдала у клиентов тяжелую депрессию и понимала, что без помощи медикаментозной уже будет очень сложно. Тогда я отправляла к психиатру или психотерапевту. Но тут нужно быть осторожным. Надо понимать, что психиатр точно выпишет медикаменты и не будет работать, что называется, с душой, с основной причиной. Это значит, что проблема в корне не решится. В таких случаях медикаментозную терапию хорошо сочетать с психотерапией, тогда будет наилучший эффект.

– А как понять, что тебе требуется психологическая помощь?

– Тут могут быть варианты, все зависит от степени готовности человека решать проблему. Но в целом – когда он столкнулся с проблемой или внутренним конфликтом и предпочитает довериться профессионалу. К психологу следует обращаться, если тебя беспокоит какая-либо проблема очень долгое время. Она доставляет сильнейший дискомфорт, и выйти из этого состояния самостоятельно уже не получается. То есть когда ты уже перепробовал все, а лучше не стало, видимо, пора к психологу.

– Если ты все же решился, можно рассчитывать на быстрый результат?

– Все довольно индивидуально, зависит и от проблемы, и от самого человека. Кто-то перестает ходить сразу же, как исчезает симптом. Это не совсем правильно, ведь по сути проблема остается нерешенной. Это как выпить таблетку от головной боли, заглушить болевой синдром, но причина боли, какая-нибудь аневризма, никуда не денется. А в целом пациенты бывают самые разные: кто-то ходит месяц, два, полгода, два года. У меня в практике также есть и разовые встречи.

– С какими проблемами чаще обращаются и на какой результат рассчитывают?

– Кто-то приходит из-за проблем на работе, кто-то – из-за проблем в семье. Но, как показывает практика, многие конфликты с коллегами являются просто проекцией внутрисемейных конфликтов. Порой агрессия, направленная на коллегу, уходит корнями в проблемы с шизоидной мамой или мужем-тираном. А человек этого даже не осознает. Разобрав проблему по полочкам, мы работаем уже с этой первопричиной. А если совсем обобщать – все хотят счастья. Люди приходят за состоянием внутренней гармонии, чувством, что они счастливы. И у каждого свой список составляющих этого счастья: у кого-то – квартира, машина, дети, у кого-то – путешествия и карьера. Вариантов может быть сколько угодно. Самое интересное, что после курса психотерапии меняется не столько сама жизнь, сколько отношение к ней.

Миф 3. Консультация психолога – это для элиты

– Влияет ли финансовая сторона вопроса на посещаемость психологов?

– В некоторых странах – например в Великобритании – попасть к психологу может любой желающий гражданин. Это вроде того, как мы ходим к врачам по медицинскому полису, только у нас такая услуга не предусмотрена. Если бы у нас была такая возможность, то, я думаю, посещаемость психологов увеличилась бы. Некоторые люди действительно на сегодняшний день не могут позволить себе платные услуги, хотя вообще-то нуждаются в психологической помощи.

– В России работают бесплатные горячие линии экстренной психологической помощи. Есть в них какой-то смысл?

Да, я думаю, что в экстренных случаях звонить стоит. Психологи, которые работают с такими экстренными ситуациями, невероятно эффективны. К этой категории можно отнести и психологов, которые работают, например, с родственниками погибших в авиакатастрофе. Людям оказывается первая помощь, которая помогает выйти из опасного шокового состояния.

– А все-таки возможно ли получить бесплатную, но полноценную психологическую помощь в России?

– У нас есть социальные центры психологической помощи, но они, как правило, работают с детьми или с семьями, где есть дети. Например, в Адмиралтейском районе Петербурга есть центр социальной помощи семье и детям. Все услуги там бесплатные.

Миф 4. Большинство психологов – шарлатаны

Многие сомневаются в квалификации российских психологов. Это оправданно?

Читать еще:  Девушка росла без отца психология

В профессиональном психологическом сообществе есть четкая позиция: любой практикующий психолог обязан регулярно проходить личную психотерапию. Это предполагает наша профессиональная этика. Более того, нельзя даже начать психологическую практику без предварительно пройденной психотерапии лично. Без этого можно как раз навредить своим клиентам.

– Наверняка найдутся те, кто этого не делает. Какова вероятность попасть к непрофессионалу?

Вероятность попасть к непрофессионалу в области психологии примерно такая же, как и в любой другой профессии. Недавно прочитала историю о том, как в Свердловской области мужчина, сантехник по профессии, лежал в больнице и там же прикидывался гинекологом, надевая белый халат и принимая пациенток. Я предполагаю, что в психологии такие же варианты возможны.

– А что с психологами? Сильно может навредить такой «специалист»?

Минимальными последствиями визита к такому психологу может стать просто бесполезная трата ресурсов. То есть проблема не решится. Вообще, причинить реальный вред клиенту довольно сложно, поскольку психика человека имеет много защит, которые призваны уберегать нас от разного рода воздействий. Если вы слышите нелестные отзывы и даже «страшные» истории о плохих психологах, не всегда стоит им доверять. Возможно, сам человек был просто не готов к изменениям и работе над собой. Как известно, многим людям очень страшно что-то менять в своей жизни, даже если они говорят, что устали от того, как есть сейчас.

– Как убедиться в компетентности своего психолога?

Многое может стать понятно после первой консультации. Профессионал всегда держит себя в рамках допустимых социальных норм, грамотно устанавливает социальный контакт. Не начинает, к примеру, сразу же прикасаться к клиенту. Можно, конечно, спросить диплом, посмотреть отзывы, спросить у знакомых. Ну а в основном ориентироваться на свои ощущения: насколько вам комфортно, насколько понимают ваше состояния и готовы помочь. Есть еще специалисты, которые постоянно склоняют к какой-то определенной догме, имеют одно решение для всех проблем. Это тоже плохой знак, но это как раз сложно распознать после первого посещения.

Миф 5. Посещения психолога могут атрофировать способность самостоятельно справляться с проблемами

– Миф о том, что визиты к психологу вызывают привыкание, довольно убедителен.

– На самом деле это иногда происходит. Зачастую сам клиент настроен на такой исход. Он ищет источник постоянной поддержки, и в какой-то момент уже не может отказаться от этого. В некоторых ситуациях это связано с самим недобросовестным психологом, который привязывает к себе людей, пытаясь обеспечить себя стабильным доходом. Он во что бы то ни стало убеждает в необходимости своих услуг и дает уже готовые ответы на все вопросы.

– Разве к психологу не приходят как раз за ответами?

Основная задача профессионального психолога заключается в том, чтобы научить человека легко адаптироваться к событиям и изменениям в его жизни, самостоятельно решать проблемы, используя свои навыки и ресурсы. Поэтому я считаю хорошим результатом, когда человек походил какое-то время на терапию и перестал. А бывает такое, что люди возвращаются после долгого перерыва, чтобы прояснить накопившееся. И потом опять подолгу не ходят. Все это значит, что человек научился справляться сам, а ведь этого мы и добивались!

Анекдоты про психов, психологов и психиатров

Как править миром незаметно для санитаров?

Два психа, обманув врачей и охрану, сбежали из психушки.

Первый: «Теперь ты видишь, Фома Неверующий, что нет ничего невозможного?»

Второй: «Да, кто бы мог подумать — полчаса и мы уже на воле! Ну, ладно, ты выиграл. Пора назад. А теперь спорим, что обратно я вернусь в два раза быстрее чем ты?»

Профессор-психиатр как-то рассказал своему ученику, как он однажды излечил больного, вообразившего, что он — будильник.

— Представляете, если его с вечера не завести, у него ровно в 7:00 утра начиналась ломка, он вместо того, чтобы зазвенеть, принимался биться в конвульсиях.

— Ну и как же вы с ним справились? — поинтересовался студент.

— Я стал постепенно уменьшать дозу вечернего завода пациента и уменьшал до тех пор, что в конце концов перестал заводить его совсем. Он и выздоровел.

И вот уже через несколько лет бывший ученик сам справился с не менее трудным случаем — он вылечил больного, который считал себя часовой стрелкой.Пришел черед удивляться старику-профессору.

Молодой профессор объяснил ему:

— Мы заразили сумасшедшего еще одной болезнью — манией величия. Постепенно внушали ему, что он не простая стрелка, а целые часы, пока больной полностью не уверовал в это.Ну, а лечить часы мы уже умеем.

Главврач психбольницы читает новости в газете:

«Галкин женился на Пугачёвой», «Два гея из Великобритании удочерили украинского мальчика», «Президент танцует Америкен бой», «Стринги смертельно опасны для женщин», «Помидоры убивают потенцию».

— Всё, завтра всех выписываю! Они здоровы!

— Объясните, а что такое парапсихология?

— А это когда заходишь к психологу в кабинет — а их там двое.

Если вы договариваетесь с собой — это эгоизм, если нет — шизофрения

Сантехник закончил монтаж раковины в кабинете у психоаналитика:

— Я закончил. С вас пять тысяч рублей.

— Вам нужны деньги?

— Вы хотите об этом поговорить?

Психи и психиатры созданы друг для друга

— Кaк обрести внутренний покой?

— Нужно зaкончить все нaчaтое.

Мужик вернулся домой, огляделся вокруг, чтобы выяснить, что он сделaл только нaполовину, и. Утром, перед тем кaк отпрaвиться нa рaботу, доел коробку шоколaдных конфет, докурил пaчку «Мaльборо» и остaвшиеся косяки, допил бутылку крaсного, бутылку белого, бутылку «Столичной», бутылку «Арaрaт»». В общем, вы дaже предстaвить себе не можете, кaк ему стaло рaдостно нa душе.

Как распознать кто есть кто в психиатрической лечебнице? Нужно подойти к первому попавшемуся и плюнуть ему в лицо. Если первый попавшийся начал плакать — это больной; Если ругаться — посетитель; Если дал в морду — санитар; Если плюнул в ответ — лечащий врач

— Обвиняемый! Почему вы ударили мужчину из соседней квартиры?

— Он тайком разводит кур! И это в городской квартире, на двенадцатом этаже!

— Чем же это вам помешало?

— Я три месяца лечился у психиатра, считая, что кукарекание — плод моего больного воображени

Выслушав меня, мой психоаналитик записался на приём к своему.

На приеме у психиатра:

— На что жалуетесь?

— У меня предчувствие подсказывает одно, интуиция — другое, а внутренний голос — третье!

Психологический тест оптимиста.

— У вас умер дедушка.

— А у меня еще один есть.

— И вы опаздываете на похороны.

— А я сяду в машину и по газам.

— Нет, вы боитесь ездить за рулем.

— А я выпью для храбрости бутылку водки.

— Вот! И вас, пьяного, останавливает ГАИшник.

— Не договоритесь — это женщина.

-А я познакомлюсь.

— Но она страшная.

— А я-то уже пьяный!

Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?

Настоящий психолог тот, кто в переполненном вагоне метро сможет определить и встать на то место, где первым освободится сиденье

На приёме у психотерапевта:

— Больной, я вижу, вас что-то беспокоит?

— Да, мне срочно надо в туалет!

— Ну что ж, давайте об этом поговорим.

— Давайте, больной, рубашечку поменяем. Так, хорошо. В плечах просто замечательно. Рукава, говорите, длинноваты? А мы их аккуратненько сзади завяжем.

— А это сознание собственной неполноценности пришло к вам внезапно или развивалось нормально в связи с женитьбой и отцовством.

Женщина на приеме у психиатра:

— Знаете, у моего мужа серьезные проблемы с психикой. Он думает, что он — это я, а я — это он.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector